Детская пластическая хирургия — за или против?

Своим мнением поделились американские коллеги
Четверг, 9 февраля 2017 года
Детское хирургическое приложение

«Каждая девочка мечтает об изящном лице и великолепной фигуре. Если макияж не может дать вам ту красоту, что вы хотите,  …то вы все-таки можете превратиться в модель Victoria's Secret зараз!» — таковым является описание к игре «Plastic Surgery Simulator», одному из сотен «хирургических» детских приложений, доступных для скачивания через Apple-, Android-, Google- и Amazon-store.

В этом приложении игрок выступает в роли хирурга. Ему предоставляется виртуальный пациент, которого он может на свой вкус, как хочет, порезать — изменить форму носа, овала лица, глаз и т. д. Когда игрок только заходит в приложение, он оказывается за стойкой ресепшена в чистой приемной. К нему подходит персонаж женского пола, рядом с которым всплывает текстовое поле с сообщением: «Ей нужно изменить форму носа. Помогите ей, пожалуйста!» У игрока в ряду инструментария есть шприц, которым можно сделать так, чтоб нос онемел, и скальпель, чтобы разрезать кожу. Игрок может полностью переломать и переделать нос пациентки, зашить его обратно и наложить швы с повязкой. Появление новой пациентки несет в себе и новые задания. Так одной предлагается сделать двойное веко, потому что от этого она станет «красивее» (говорится в сопровождающем комментарии), другой — увеличить губы, потому что они «слишком тонкие».

Подобные игры несут в себе неправильный месседж для детей

Более 2700 человек в Новой Зеландии в начале февраля нынешнего года подписали петицию об удалении этой игры из App Store. Похожее событие произошло тремя годами ранее в Великобритании: в 2014 году подписчики проекта «Everyday Sexism» в твиттере сплотились против размешенных на ITunes и Google Play детских приложений о пластической хирургии и собрали подписи под петицию. Тогда в течение 24 часов обе платформы удалили эти игры.

Инициаторами нынешнего протеста выступила глобальная организация «Endangered Bodies» (буквально «Находящиеся под угрозой исчезновения тела»), созданная для борьбы с негативным влиянием некоторых изображений человеческого тела на сознание людей.

«Endangered Bodies» в своем заявлении утверждает, что подобные «хирургические» приложения через анимационных персонажей, яркую графику и незамысловатых ходов в игре интенсивно рекламируют использование пластической хирургии и всячески поощряют ее в глазах детей. По их мнению, «Plastic Surgery Simulator» — потенциально опасная игра для детского сознания. Она может вызвать у ребенка нездоровый интерес к внешности, сформировать в его голове такие каноны красоты, которые могут не совпадать, по мнению ребенка, с его собственным реальным внешним видом, развить у него комплексы на пустом месте и в последующем вызвать рьяное стремление к радикальным средствам для достижения «совершенства».

Доктор Вирджиния Браун, профессор психологии из Университета Окленда, специализирующийся на гендерных различиях, считает, что подобные игры несут в себе неправильный месседж для детей. Они формирует у них представление, что человеческое тело — это некий супер пластичный материал, который может и должен быть изменен, что столь легкое и немного поверхностное отношение к собственному телу можно стать нормой поведения для подрастающего поколения.

Детское хирургическое приложение

«Игры, в которых темную кожу нужно осветлить, часть большого носа отрубить, губы увеличить, лишнее сбрить, глаза округлить и сделать их более «диснеевскими», располагают к осуждению, появлению страха отстаивать свое право быть иным и не похожим на вымышленный идеал, — заявляют противники «Plastic Surgery Simulator». — Дети, чьи взгляды постоянно прикованы к картинкам с «безупречными» женскими и мужскими лицами, все чаще станут подвергать сомнению свою внешнюю привлекательность и будут более склонны к депрессии и неоправданному стыду за себя».

Помимо этой игры существуют сотни других хирургических тренажеров. Некоторые из них позволяют пользователям вносить изменения в собственные лица при загрузке личных фото.

Согласно данным от ASPS (Американского общества пластических хирургов)   число операций по устранению косметических дефектов среди взрослых в США увеличилось на 115 % за последние 15 лет. Постоянный рост количества хирургических вмешательств характерен не только для этой страны, но и всего остального мира тоже. Это наталкивает на один вопрос. Если применение пластической хирургии во взрослой возрастной категории сегодня уже не считается чем-то сильно порицаемым в обществе, почему это правило не может распространяться на детскую возрастную категорию? Такого мнения придерживается, например, актриса Хитер Даброу из сериала «Настоящие домохозяйки округа Ориндж». Она заявляет, что не будет противиться, если ее ребенок в столь юном возрасте захочет лечь под скальп.

Однако все американские пластические хирурги единогласно отвечают: «Нет, не может!» Есть чисто медицинские противопоказания. Вне контекста косметических и реконструктивных операций по исправлению врожденных уродств, как нарушения в области ротовой полости («заячья губа»), гемангиомы (активно растущие доброкачественные кожные заболевания), краниосинтоз (врожденные дефекты костей черепа), деформация ушных раковин и их отсутствие, и ненормальному функционированию той или иной части тела говорить о пластической хирургии в детском возрасте не разумно. Доктор Снайдер, член ASPS, отмечает, что только при фиксированной врожденной аномалии можно прибегнуть к пластической операции в детском возрасте, но если врожденное уродство отсутствует, в операции юному пациенту будет отказано.

Только при фиксированной врожденной аномалии можно прибегнуть к пластической операции

Однако, по мнению другого хирурга — доктора Уитфилда — есть три исключения из правила.

Первое — это ринопластика. Это самая распространенная косметическая операция среди детей за последнее десятилетие. Независимо от пола дети с дефектами носа часто страдают. Они чувствуют себя непривлекательными, становятся застенчивыми и постепенно приходят к серьезному эмоциональному расстройству. Многие хотели бы еще в детстве изменить форму носа. Однако допуск к ринопластике будет возможен только в том случае, если помимо внешнего дефекта есть существенные нарушения в носовой полости для нормального функционирования дыхательной системы в целом.

Второе — маммопластика. Среди девочек (в основном 16-17 лет), которые приходят на консультацию к пластическому хирургу, есть те, кто хочет уменьшить размер груди. У некоторых из них как раз может возникнуть шанс на проведение пластики. Они объясняют свое решение лечь под нож тем, что большая грудь осложняет им занятия спортом и привлекает слишком назойливое внимание сверстников. Однако в таких случаях маммопластика допустима только при наличии гинекомастии, развивающейся в период полового созревания. Она представляет собой отек ткани молочной железы, вызванный гормональным дисбалансом, из-за чего девочка чувствует сильный дискомфорт.  

Третий случай, когда юный пациент может попасть на пластическую операцию, — это  негативные последствия от борьбы с ожирением. Чаще всего это происходит с теми детьми, которые прошли через процедуру бандажирования желудка. После значительной потери веса у многих из них остается в большом количестве свисающие кожные излишки, от которых можно избавиться только хирургическим путем.

В остальных случаях, когда веских медицинских причин нет, операция ребенку будет запрещена, потому что детское тело — это не окончательный вариант данной от природы внешности, оно находится еще в стадии разработки, и многим детям стоит просто переждать период «гадкого утенка». К тому же пластические операции в юном возрасте чреваты негативными последствиями, которые никто не может предугадать заранее.

Антонина Колисниченко