Пластика груди для хирурга

Асимметрия была столь очевидной, что игнорировать ее было попросту нельзя
Понедельник, 9 апреля 2018 года

Идеальных людей нет, и асимметрия — нормальное явление. Это я могу сказать как челюстно-лицевой хирург. У каждого из нас есть какой-нибудь «дефект», что-то, чего мы втайне стесняемся. Как распорядиться этим — другой вопрос. Лично мне вполне комфортно жилось в моем теле до беременности. Однако после родов и лактации, когда я похудела на 18 килограмм, я просто ужаснулась собственному отражению в зеркале.

Некоторые хирурги тушевались, узнав, что я тоже врач

Асимметрия была столь очевидной, что игнорировать ее было попросту нельзя. Разница между молочными железами достигла трех сантиметров! А о форме груди я вообще молчу. В мои понятия о красоте она уж точно не вписывалась.

И хотя мой муж был против всякого хирургического вмешательства, я твердо решила идти на маммопластику — пластическую операцию по улучшению внешнего вида груди. Супруг, конечно, отговаривал меня, делал вид, что все и так хорошо, говорил, что идти на столь очевидный риск совершенно ни к чему. Что поделать, я человек упрямый. Раз уж решила что-то — пойду до конца.

Как ни крути, подсознательно я понимала, что муж теперь гораздо чаще будет засматриваться на других женщин. Просто потому что грудь у них намного красивей, чем у меня. А что делать мне в этой ситуации? Смириться? Нет уж, лучше операция!

Подготовка к операции

Безусловно, я отдавала себе отчет в том, насколько серьезная операция мне предстоит. Поэтому к выбору хирурга я подошла скрупулезно, как врач. Прочла и научную литературу, и многочисленные блоги пациенток, которым уже сделали маммопластику. Узнала все, что можно и нельзя об имплантах, о способах их установки и, конечно же, об осложнениях. Муж надо мной подтрунивал: теперь ты знаешь об операции столько, что сама себе грудь можешь увеличить.

Мне же было не до смеха. Очень много информации, очень много специалистов, увеличивающих грудь. Поэтому целью номер один для меня стало составление списка пластических хирургов, у которых мне бы захотелось прооперироваться. Как только этот список был готов, я решила познакомиться с врачами лично.

Самое сложное на консультациях — мое неуемное желание докопаться до всего, задать как можно больше вопросов. Правильные ответы я уже знала, но мало кто их давал. Забавно, но некоторые хирурги тушевались, узнав, что я тоже врач.

Теперь ты знаешь об операции столько, что сама себе грудь можешь увеличить!

Месяц до операции

Подход практически у всех хирургов был одинаковый — мне предлагали поставить протезы одинакового объема. Лишь один хирург высказал иную точку зрения, и она полностью совпала с моей: решить мою проблему обычным увеличением груди не получится, нужны импланты разных размеров.

Этот замечательный врач, Тимур Кобулашвили из клиники «Клазко», предложил откорректировать субмаммарную складку под одной из молочных желез, а потом уж ставить протезы. Ну, и наконец, он порекомендовал именно те импланты, которые больше всего внушали мне доверие: грудные протезы Allergan, MX 410 и MF 375, для левой и правой груди соответственно.

Так я нашла своего хирурга, мнению которого и по сей день доверяю на сто процентов.

День операции

В операционной я была много раз, но в качестве врача, а не пациента. Конечно, понервничала я сильно, хоть и была уверена в хирурге. И это мне еще повезло, что с мужем мы, в конце концов, пришли к соглашению. Он даже отвез меня на операцию. Без него я нервничала бы намного сильнее. А самые большие опасения у меня были по поводу наркоза — с анестезиологом мне предстояло познакомиться непосредственно перед операцией.

Когда я встретилась с анестезиологом, сразу поняла, что бояться мне особо нечего: за дело берется профессионал. Да и сама обстановка в клинике, в палате способствовала хорошему настрою и уверенности в положительных результатах. Так что, к началу операции я полностью расслабилась.

Подготовительный этап — нанесение разметки на груди — прошел довольно быстро. Последние страхи улетучились сразу же после того, как медсестра ввела успокоительное. Дальше все как в тумане…

Вечер в стационаре

Очнулась я уже на операционном столе, после операции. Со слов анестезиолога знаю, что вела себя адекватно и на все контрольные вопросы смогла ответить правильно. Насколько это правда — не знаю, сама практически ничего не помню.

Не скажу, что чувствовала себя радостно после операции. На дворе уже была темная ночь, я одна в палате, грудь под компрессионным бюстгальтером болит. Понятное дело, что как врач, я имела представление о реабилитации, но то в теории, а на практике все оказалось гораздо серьезней.

Больше всего меня пугало то, что я оказалась совершенно беспомощной. Даже для того чтобы просто подняться, мне нужна была медсестра. Правда, появлялась она быстро, по нажатию кнопки экстренного вызова. Наташа заботилась обо мне всю ночь.

День после операции

На следующий день была назначена первая перевязка. Тогда же я увидела свою новую грудь, правда, всего на минутку. Немного пугали синяки и отеки, но даже с ними было видно, что все получилось просто замечательно! Сложно было поверить, что моя асимметричная грудь стала наконец-то красивой.

Сразу после этого доктор стал вносить рекомендации: на животе не спать, руки не поднимать, тяжелого не носить и вообще резких телодвижений не делать. Тимур Гивиевич заверил, что всего через недельку я буду чувствовать себя гораздо лучше.

Семь дней после операции

Обещания доктора исполнились: боль постепенно уходила, грудь обретала желаемую форму. Без помощи мужа, конечно, пришлось бы тяжело, но он всегда был рядом и поддерживал, как мог. Первая проблема возникла, когда я поняла, что ближайшее время не смогу взять на руки ребенка.

Мой сын никак не хотел становиться сознательным и взрослым. Не вредничал и не капризничал, но удивлению его и не пониманию, почему это вдруг мама не хочет с ним играть, не было предела.

Через неделю после операции мне сняли швы. Тимур Гивиевич отметил, что операция прошла успешно, а грудь моя в отличном состоянии.

Я провела на операционном столе всего полчаса, а уже к вечеру снова была дома, с родными

Повторная операция

Время шло, и я постепенно привыкала к мысли о том, что теперь у меня красивая грудь. К сожалению, долго расслабляться мне не пришлось: левая молочная железа начала постепенно опускаться, да и имплант вел себя как-то странно — выпирал из-под мышцы.

Я запаниковала и договорилась с доктором о внеплановом осмотре. Мои опасения подтвердились: нужна еще одна операция. Хоть такое происходит и не часто, не по вине врача, коррекция иногда необходима. Радует то, что в «Клазко» ее делают бесплатно. Так сказать, пожизненная гарантия на выполненные работы. Даже если осложнения произошли по вашей вине — например, вы нарушили указания врача — вам все равно помогут.

И еще один плюс в том, что повторная, закрепляющая операция длится недолго. Я провела на операционном столе всего полчаса, а уже к вечеру снова была дома, с родными.

Полгода спустя

Сейчас я даже и не помню, какой была моя грудь до операции. К хорошему быстро привыкаешь. Я к своей груди привыкла меньше чем за полгода. Сегодня я могу с легкостью пойти в бассейн или на фитнес, поиграть с сыном или сходить по магазинам… Грудь перестала доставлять неудобства, а скорее наоборот — я получаю огромное удовольствие и от нее самой, и от ношения дорогого, красивого белья.

Супруг по-прежнему считает, что операция была лишней, но я-то знаю, что он лукавит. Доволен он не меньше, чем я! Пластика груди стала для нас обоих хорошим, правильным решением. Теперь я совсем другой человек — уверенный в себе, счастливый, цельный. За это хочется поблагодарить персонал клиники «Клазко» и моего дорогого доктора — Тимура Кобулашвили.

Анастасия Шляхова

Комментарии