Валерий Стайсупов

Почему не стоит бояться анестезии во время пластической операции?
Вторник, 19 июля 2016 года
Валерий Стайсупов пластический хирург

Пластическая операция и наркоз — понятия практически родственные. Большинство эстетических хирургических вмешательств происходит с использованием анестезии, а какая она будет — местная или общая — решает врач. Порой страх наркоза у пациентов выше, чем непосредственно проведение пластической операции. Чтобы развеять ваши сомнения и узнать ответы на самые часто задаваемые вопросы, мы обратились к ведущему пластическому хирургу Санкт-Петербурга Валерию Стайсупову, обладателю Международной премии в области красоты и здоровья Diamond Beauty.

Корр.: Валерий Юрьевич, здравствуйте! Пластические хирурги не устают повторять, что операция — это очень ответственный шаг, и принимать решение надо, тщательно всё обдумав. А что насчёт наркоза? Действительно ли пациенты придают этому вопросу большое значение?

Валерий Стайсупов: Добрый день. Да, вопросы о наркозе, анестезии настолько интересуют пациентов, что подчас обсуждение этой темы занимает такое же количество времени, которое мы уделяем вопросам проведения самой пластической операции. Или вообще случается, что пациент не беспокоится ни о чём, кроме анестезии.

Корр.: Валерий Юрьевич, мы просмотрели Интернет-форумы и отметили такие вопросы, которые интересовали пациенток: «есть ли различия между медикаментозным и обычным сном?», «каким будет наркоз — общим или местным?». Какой ответ вы можете дать с позиции профессионального хирурга?

Валерий Стайсупов: Определённо на форуме были и мои пациенты (уллыбается). Мои действительно задают такие же вопросы. Прежде всего проясним ситуацию с наркозом. Наркоз — это сон, то есть он всегда общий. А вот местной может быть только анестезия.

В случае введения нескольких элементов, которые воздействуют на строго определённые органы, речь идёт о многокомпонентном наркозе

Нужно понимать, что для обеспечения определённой глубины медикаментозного сна, в организм вводятся специальные лекарственные препараты. Если вводится содержимое из одного компонента, такая анестезия называется мононаркозом. В случае введения нескольких элементов, которые воздействуют на строго определённые органы, речь идёт о многокомпонентном наркозе. Многокомпонентная общая анестезия является более щадящей, поскольку обеспечивает более мягкое воздействие в достижении целей (подавить сознание, обезболить, сохранять на нужом уровне артериальное давление).

Корр.: Кроме состава, по каким ещё признакам различаются типы наркозов?

Валерий Стайсупов: По методу введения, например. Если для обеспечения наркоза нужно вводить препарат внутривенно, естественно, что такой тип наркоза будет иметь соответствующее название — «внутривенный». Применяются ингаляционные средства и интубационная маска или трубки — наркоз ингаляционный. Сегодня же чаще применяются комбинированные наркозы, когда совмещают ингаляционный и внутривенный. Это позволяет достигать оптимального результата.

Виды анестезии

Корр.: Ваши познания в вопросах наркоза обширны, хотя в принципе за обезболивание отвечает анестезиолог. Я права?

Валерий Стайсупов: Да, так и есть, главный в этом деле (наркозе) анестезиолог. Перед операцией все пациенты проходят отдельную консультацию с этим специалистом. И вы знаете, у каждого из них есть свой почерк, так же, как и у пластических хирургов. Я проводил операции совместно с разными анестезиологами и поэтому могу со всей ответственностью подтвердить, что каждый из них обладает своими особенностями работы.

Но что касается местной анестезии, то её выполняет сам пластический хирург. Перед тем, как сделать разрез, врач обезболивает локальный участок. Таким образом анестезия действуют на ограниченной области, поэтому в ходе своей работы хирург должен придерживаться установленных рамок, если можно так выразиться.

Корр.: Чем отличается местная анестезия от общей, от того самого наркоза?

Валерий Стайсупов: Это совершенно разные типы обезболивания. Во время наркоза пациент спит и ничего не чувствует. Во время местной анестезии устраняются только болевые ощущения, а вот тактильные остаются — то есть лежа на операционном столе, человек понимает, что его трогают, производят какие-то действия, но боли он не чувствует. Длительность операции при местном обезболивании зависит от времени действия лекарства, в большинстве случаев, речь идёт об одном часе.

Использовать местную анестезию можно только в определённых случаях, так что выбор типа обезболивания зависит от хирурга

Корр.: Но общеизвестно, что большинство хирургов предпочитает работать с наркозом, а не местной анестезией. Это имеет какие-то веские причины?

Валерий Стайсупов: Местное обезболивание не даёт хирургу свободы действий, как при наркозе. Что я имею в виду? Приведу в пример ринопластику. Обезболивание всего носа не составит труда, но большие хлопоты принесёт кровь, которая в ходе операции будет попадать в горло, не заставишь же пациента её глотать. Тут нужно бы поставить интубационную трубку, но когда пациент в сознании, такой вариант принесёт ему массу неудобств.

Или, допустим, блефаропластика. Для успешного исхода операции веки должны быть неподвижными. Но не может же человек быть практически парализованным — не моргать и не разговаривать, особенно, в течение продолжительного времени.

Сам собой напрашивается вывод, что использовать местную анестезию можно только в определённых случаях. так что выбор типа обезболивания зависит от хирурга — он посоветует лучший вариант, исходя из объёмов и степени сложности пластической операции.

Пластический хирург Валерий Стайсупов оперирует

Корр.: На тех же форумах можно встретить множество отзывов. Когда пациенты пишут о своём пробуждении во время операции. Это правда? Такое действительно возможно?

Валерий Стайсупов: Ну только если в фильмах ужасов. Однако существуют некоторые особенности выхода из наркоза, которые пациенты и воспринимают как пробуждение в разгар операции.

Дело в том, что несмотря на безопасность наркоза, он достигается путём воздействия на организм сильных лекарственных препаратов. Каждый пациент по-своему переносит подобную нагрузку и по этой причине врач-анестезиолог стремится уменьшить длительность наркоза, пробуждая пациента уже в конце операции при накладывании швов и наложении повязки. Естественно, что в это время в операционной ещё идёт работа — горят лампы, хирург склонился над пациентом. Так что последний вполне подумать, что операция в самом разгаре.

Во время операции за пациентом с помощью специального оборудования следят врач-анестезиолог и медсестра 

Следующие пару часов пациента будет клонить в сон, и самым ярким впечатлением останется как раз-таки свет операционных ламп, что и заставляет человека убедиться в своем мнении о пробуждении во время хирургического вмешательства.

Корр.: Действительно, пока сознание затуманено, такой вид операционной кажется пугающим. Но ведь на самом деле не всё так страшно?

Валерий Стайсупов: В действительности наркоз включает в себя не только общее, но и местное обезболивание. То есть он не только погружает пациента в медикаментозный сон, но и обезболивает локальные участки. Поэтому даже если в самом страшном развитии событий гипотетически представить, что вы проснётесь на операционном столе — то боли всё равно не будет, так как свою задачу будут выполнять местные анестетики.

Ну а ещё помните, что за пациентом с помощью специального оборудования во время операции следят врач-анестезиолог и медсестра. Кроме того, качество и безопасность современных наркозов сегодня на очень высоком уровне, так что бояться обезболивания не стоит.

Корр.: Валерий Юрьевич, благодарю вас за познавательную беседу!

Записаться на консультацию к пластическому хирургу Валерию Стайсупову можно по телефону: +7 (812) 430-44-41.

Екатерина Третьяченко