Валентин Шаробаро

Особенности развития и тенденции пластической хирургии в России
Понедельник, 8 августа 2016 года
Валентин Шаробаро

Какие национальные особенности присущи пластической хирургии? По каким причинам пластическая операция может не состояться? Об этих и других аспектах отрасли рассказал профессор кафедры пластической и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России Валентин Шаробаро.

Корр.: Валентин Ильич, здравствуйте! На данный момент вы один из экспертов спецпроекта «Медицина красоты», создатель которого — информагентство «Россия сегодня». По вашему мнению, популярна ли пластическая хирургия в нашей стране?

Валентин Шаробаро: Ещё как. Уровень жизни населения сегодня относительно высок, поэтому эстетические услуги перестали быть чем-то недосягаемым. Среди клиентов — не только знаменитости, но и вполне обычные люди. Отмечу, что одна из целей реформы по систематизации деятельности, которая проводится сейчас в отрасли, — сделать доступнее реконструктивное направление. По моему глубокому убеждению, люди, пережившие травмы, ожоги или онкозаболевания и нуждающиеся в услугах пластического хирурга, должны получать эту помощь бесплатно, в рамках ОМС.

В России пациентки в основном выбирают третий и четвертый размер

Корр.: Пластическая хирургия различается по странам? Есть какие-либо общие предпочтения, присущие пациентам в рамках одного государства?

Валентин Шаробаро: Да, такая специфика присутствует. Допустим, наши соотечественницы выбирают больший размер груди, чем жительницы Европы, но меньше, чем у американок или бразильянок. В России пациентки в основном выбирают третий и четвертый размер. В Европе подобной определённости нет. Так, итальянки предпочитают большие по размеру имплантаты, нежели француженки.

Жители восточных стран нередко уменьшают ширины скул, а пациенты европеоидной расы хотят скулы более выраженные. Ну и вы, наверное, знаете, что многие восточные девушки и женщины делают пластику век с целью сделать глаза более «европейскими». Такие операции даже носят название «пластика азиатских век».

Корр.: А что касается липосакции (удаление избытков жира)? Процент пациентов одинаков по всем странам?

Валентин Шаробаро: Сегодня не так часто делают липосакцию как самостоятельную операцию, поскольку более популярной становится липоскульптура. Это метод коррекции, при котором жировая ткань пациента не просто удаляется, а используется для улучшения других проблемных участок тела, где не хватает объёма. Данный способ применим и в реконструктивной хирургии. Весьма эффективен будет в случае восстановления груди после мастэктомии.

Корр.: А в каком направлении сегодня развивается пластическая хирургия?

Рубцы после пластической операции

Валентин Шаробаро: Одно из главных требований пациента — отсутствие или незаметность послеоперационных швов или следов. Поэтому на данный момент очень востребованы малоинвазивные операции, после которых нет шрамов или рубцов. Новые хирургические методы разрабатываются таким образом, чтобы свести к минимуму вмешательство в организм и в то же самое время обеспечить максимальный эффект. Кроме этого, своё развитие продолжают эндоскопические методики. Новое слово в хирургии — участие робота в операциях.

Корр.: А возможен ли в будущем полный отказ от человеческого труда в пластической хирургии? Может, со всем сможет справиться робот «Da Vinci»?

Валентин Шаробаро: Даже не ждите такого развития событий. Человеческое участие в пластической операции — её планировании, проведении и реабилитационном восстановлении — необходимо и чрезвычайно важно для достижения лучшего результата для пациента.

Российский Минздрав предлагает увеличить срок обучения в ординатуре по пластической хирургии

Корр.: Как пациенты настроены по отношению к хирургу, к самой операции?

Валентин Шаробаро: В последние годы появилась положительная тенденция — растёт доверие пациентов. Несколько лет назад информационный фон об эстетической медицине был не очень благополучным, не без участия СМИ, но теперь ситуация совсем другая. Всё больше объективных фактов, в целом популяризуется эта отрасль, так что пациенты перестали видеть в хирургов одних лишь непрофессионалов и желающих обогатиться за счёт клиентов.

Корр.: Российский Минздрав предлагает увеличить срок обучения в ординатуре по пластической хирургии. Что вы об этом думаете?

Валентин Шаробаро: Я всецело поддерживаю эту идею. Студент учится по два года сначала в ординатуре общей хирургии, потом — пластической. Что происходит за это время? Сначала ординатор лишь наблюдатель — он следит за работой оперирующих хирургов. Потом он становится ассистентом, помогает опытным докторам. Затем оперирует сам, а ему помогает опытный хирург. Такое становление необходимо, чтобы в будущем он мог безопасно и качественно проводить операции.

Корр.: Пластическая хирургия как отдельная специальность была оформлена в России совсем недавно. Есть какие-то сдвиги в вопросе разработки профессиональных стандартов?

Валентин Шаробаро: Формально, отдельная специальность существует с 2009 года. Но до этого времени она развивалась достаточно, чтобы накопить определённый опыт. Именно на базе этих знаний создаются критерии оценки качества работы хирургов. На бумаге можно прописать технику проведения операций, но главным критерием остаётся мнение пациента — результат пластической операции должен его устраивать. Если же есть весомые причины, что пациент будет не удовлетворён будущим результатом, лучше за операцию не браться вообще.

Пациент и пластический хирург

Корр.: В каких случаях пациенту точно не проведут пластическую операцию?

Валентин Шаробаро: Главное здесь — показатели здоровья. Если ясно, что по медицинским показаниям будущая операция негативно скажется на здоровье пациента, то её делать не будут. К примеру, один случай из практики. Пациент пришёл с почти отсутствующей носовой перегородкой и просил её удалить вовсе. После такого нос лишился бы опоры, что сказалось бы на качестве жизни молодого человека. Естественно, что мы его отговорили от подобного вмешательства. Но многие моменты требуют индивидуального подхода, так что возможность проведения операции обсуждается с каждым пациентом. Но в целом, большинство людей приходят с адекватными запросами.

Корр.: А вы откажете пациентке, если она захочет удалить 2 ребра в пользу осиной талии?

Валентин Шаробаро: А что ещё делать? Придётся. Дополнительно объясню ей, что эта операция негативно скажется на её здоровье, потому что 11 и 12 рёбра необходимы для выполнения защитной функции.

Корр.: Ну и последний вопрос. Валентин Ильич, какие операции сегодня пользуются большим спросом?

Валентин Шаробаро: В лидерах блефаропластика, увеличение груда и ринопластика. Причём эти операции не сходят с пьедестала популярности уже в течение уже долгого времени.

Лидия Кошелова