Марсело Нтире

В следующем году его частная клиника отметит 17-летие
Вторник, 19 сентября 2017 года
Пластический хирург Марсело Нтире

Есть ли определённые особенности, которые характерны для пластической хирургии отдельно взятой страны? Почему врачи отказывают в проведении пластической операции? Сегодня об этих и других актуальных вопросах отрасли мы побеседовали с к.м.н., пластическим хирургом, руководителем клиники эстетической медицины «Изабелла» Марсело Нтире. Ежегодно доктор выполняет более 400 операций, а его опыт работы эстетическим хирургом составляет 17 лет.

Корр.: Доктор Марсело, здравствуйте! Как начиналась ваша карьера пластического хирурга?

Марсело Нтире: Здравствуйте. Пластическим хирургом я работаю уже в течение 32 лет, последние 17 из которых я посвятил именно эстетической хирургии. Всё началось с моей диссертации. Темой стала «Пластика пищевода». Данная операция и сегодня является одной из сложнейших в хирургии. С неё я и начинал — помогал восстанавливать пищевод пациентам, чтобы они могли принимать пищу.

Если говорить в целом о пластической хирургии, стоит отметить, что она подразделяется на реконструктивную и эстетическую. Сначала я занимался первой — восстанавливал органы после ожогов, травм или из-за врожденных дефектов. Затем перешёл к эстетической хирургии — помогаю людям оставаться молодыми и красивыми.

Проблемы с набором персонала есть и сейчас — профессиональных квалифицированных хирургов в России не так много

Корр.: Исходя из вашей биографии, я правильно понимаю, что вы решили стать пластическим хирургом ещё в те времена, когда в нашей стране толком ничего неизвестно было об этой отрасли медицины?

Марсело Нтире: В Советском Союзе реконструктивная хирургия только начинала развиваться, а эстетическая вообще находилась в зачаточном состоянии. Чтобы сделать операцию, люди ездили за границу, единичные эстетические операции могли провести в Москве и только. В 90-е годы наконец начались подвижки в развитии эстетической хирургии, и я подумал о том, чтобы открыть собственную клинику. Воплотить это решение в жизнь я смог только в 2000-ном году и стал первым, кто открыл клинику пластической хирургии в Волгограде.

Корр.: На момент создания медцентра чувствовались проблемы с набором персонала?

Марсело Нтире: Скажу вам больше, проблемы есть и сейчас. Профессиональных квалифицированных хирургов в России не так уж много, что уж говорить о Волгограде. В чём же дело? А всё объясняется очень просто: раньше не было профессии пластического хирурга. Специальность появилась только 5 лет назад. Раньше же хирургам нужно было пройти немало курсов обучения, затем получить лицензию на работу. Но чтобы поддерживать навыки, необходимо и сейчас учиться у опытных коллег и очень много практиковаться.

Пластический хирург Марсело Нтире с пациенткой

Корр.: А что насчёт вашей практики?

Марсело Нтире: После получения степени кандидата медицинских наук, я проходил стажировку как пластический хирург. Я учился во Франции, Бразилии, Канаде, и, конечно, в Москве. Но это лишь базовый фундамент и останавливаться на нём нельзя. Например, я ежегодно посещаю конференции, мастер-классы, симпозиумы. Вот недавно я приехал из Санкт-Петербурга, где проходил международный конгресс, выступали хирурги из 36 стран. Мы обсуждали последние технологии, инновации в нашей отрасли. Только шагая в ногу со временем, можно обеспечивать своим пациентам высокие результаты.

Корр.: Вы проходили стажировку во многих странах, почему же осели в России?

 Я проходил стажировки во Франции, Бразилии, Канаде, и, конечно, в Москве

Марсело Нтире: В СССР я приехал с родителями в 12-летнем возрасте. Когда я окончил школу, их миссия дипломатов закончилась, и они вернулись на родину. Я же остался здесь, отучился, женился, потом и дети появились. У меня была возможность уехать вновь в Сенегал, но я не захотел, чтобы мои дети испытывали стресс и перестраивались на новый образ жизни. Всё равно моя карьера пластического хирурга удачно складывалась и здесь, в Волгограде.

Корр.: Какие изменения в отрасли произошли за эти 20 лет, которые вы практикуете?

Марсело Нтире: Просто невероятные. Оборудование, методики — всё новое, прогрессивное. Развиваются новые направления — липофилинг, липоскульптура, фэтграфтинг.

Корр.: А вы не делали себе пластических операций? Или своим близким?

Марсело Нтире: Нет, сам я на операции не ложился, хотя хотелось бы сделать свою фигуру чуть стройнее — банально не хватает времени. Да и близких тоже не оперировал — никто не высказывал желания. Если же, конечно, кто-то захочет, то я отговаривать не буду. Только при условии, что это будет безопасно для здоровья.

Пластический хирург Марсело Нтире на юбилее клиники

Корр.: Часто проблемы имеют психологическую природу возникновения. Есть у вас в клинике свой психолог?

Марсело Нтире: В штате клиники нет, но есть приглашённые специалисты. Их мы вызываем, когда из беседы с пациентом становится ясно, что проблемы имеют психологический характер, а не физический.

Корр.: На весь Волгоград прогремела история о пластической операции девочки-подростка, которая хотела себе внешность персонажа из аниме. В таких случаях нужен психолог?

Марсело Нтире: Профессиональный добросовестный хирург не станет делать пластическую операцию подростку. Девочка с мамой приходила и ко мне, но я отказал им. Несовершеннолетие является противопоказанием к пластической операции. Исключение составляют только медицинские показания к хирургическому вмешательству — например, искривлена перегородка носа, что затрудняет дыхание. Ну и при отопластике можно делать операции детям. Вот и в принципе и всё. Если я понимаю, что дефект не реальный, а надуманный, то я не оперирую. Если мне как хирургу не удаётся донести эту информацию до пациента, тогда приглашаю психолога.

Добросовестный хирург не станет делать пластическую операцию подростку

Корр.: Какие-то тенденции сегодня есть в пластической хирургии?

Марсело Нтире: Как же без них. Сегодня это пухлые губы, пышная и упругая грудь, округлые ягодицы — и всё пропорционально.

Корр.: Можете сказать, каким был самый запоминающийся случай в вашей работе?

Марсело Нтире: В моей практике был случай, когда требовалось восстановить грудь из брюшной стенки у пациентки, перенесшей удаление раковой опухоли. Всё прошло удачно, нам удалось добиться ожидаемого результата, несмотря на высокую степень сложности операции.

Корр.: А приходилось ли оперировать политиков?

Марсело Нтире: Да, и такое было. Но раскрывать личности я вам не стану. Могу только сказать, что проведенными операциями они остались довольны.

Корр.: Доктор Марсело, по-вашему, сегодня можно ли назвать российскую школу пластической хирургии конкурентоспособной с западной? Или ещё рано говорить об этом?

Марсело Нтире: Лет десять назад точно было рано так говорить. Но сейчас Россия действительно является одной из самых передовых стран в отношении пластической хирургии. Западные коллеги интересуются российскими методиками, инновациями, нашим хирургам всегда есть что предложить коллегам в плане новых технологий и знаний.

Екатерина Третьяченко