Светлана Пшонкина

Ринопластика — не та операция, тонкости которой можно освоить за пару лет
Вторник, 20 июня 2017 года
Светлана Пшонкина

Светлана Пшонкина является одним из лучших столичных хирургов в целом и по ринопластике в частности. О ее профессионализме говорят цифры — стопроцентный успешный результат коррекции носа любой сложности. Как такое возможно? Многолетний опыт, свойственная исключительно женщинам тонкость работ рук, эстетический вкус, внимательность и отзывчивость к каждому конкретному пациенту — вот далеко не полный перечень достоинств данного специалиста. Более 20 лет Светлана Юрьевна занимается решением проблем, касающихся внешнего вида и здоровья важного органа дыхания. Корреспонденты My-Surgeon.ru встретились с хирургом лично, чтобы узнать, работает ли формула «новый нос — новая жизнь».

Корр.: Светлана Юрьевна, после стольких операций по устранению недостатков носа у Вас, наверное, выработался особый алгоритм действий?

Предпочитаю не говорить о личных достижениях публично

Светлана Пшонкина: Да, конечно. У меня, как и у многих других врачей, есть свои «технические» секреты, помогающие максимально успешно решать сложные хирургические задачи. Предпочитаю не говорить о подобных личных достижениях публично. Людей редко интересует то, какие именно манипуляции и в какой последовательности осуществляет доктор, для них главное — получить желаемый результат. С этим я, судя по отзывам пациентов, справляюсь.

Корр.: Что, на Ваш взгляд, движет людьми, желающими устранить визуальные дефекты носа?

Светлана Пшонкина: Во всем должна быть гармония: в жизни, в душе, в образе. Когда она нарушается, человек перестает чувствовать себя счастливым, испытывает комплекс неполноценности. Часто ко мне обращаются пациенты с выраженной диспропорцией. Я понимаю, насколько им дискомфортно, и делаю все возможное, чтобы «новый» нос идеально вписался в «архитектуру» внешности, не нарушил геометрию лица в целом.

Корр.: У каждого человека свое представление о том, каким должен быть идеальный нос. Принимая в расчет этот факт, как Вам удается находить общий язык с пациентами? Насколько это сложно?

Светлана Пшонкина: Как правило, к единому мнению относительно конечно результата удается прийти довольно быстро. Исключением являются те случаи, когда фантазии пациента относительно его грядущего преображения всерьез расходятся с принципами пластической хирургии, или их воплощение в реальность попросту не является возможным. Я, разумеется, всегда пытаюсь объяснить таким людям, почему нельзя сделать так, как им хочется. Если слов недостаточно (к счастью, такое бывает крайне редко), на помощь приходит компьютерное моделирование — лучше один раз увидеть будущий нос, чем многократно выслушать советы специалиста. Если на этапе создания трехмерной модели соглашение не достигнуто, просто расходимся. Это нормальная практика в моей профессии.

Пшонкина ринопластика фото до и после

Пациентка Светланы Пшонкиной до и после ринопластики

Корр.: Т.е. некоторым людям Вы отказываете?

Светлана Пшонкина: Да, иногда такое бывает. У меня нет недостатка в пациентах, поэтому я могу себе позволить оперировать тех, кто действительно в этом нуждается и адекватно относится как к самому вмешательству, так и к его результатам. К сожалению, далеко не все пластические хирурги придерживаются строгих принципов. Всегда найдется тот, кто согласится сделать нос «под заказ». Последствия более чем очевидны — разочарование, депрессия, повторная операция. И кто виноват: сам пациент, или врач, поддавшийся на его уговоры? Я предпочитаю не попадать в подобные ситуации.

Переделки намного сложнее и потому намного интереснее первичной пластики

Корр.: Раз уж мы заговорили о неудачной пластике носа, давайте остановимся на повторных вмешательствах. Как Вы относитесь к необходимости исправлять чужие ошибки?

Светлана Пшонкина: Я получаю удовольствие от своей работы в целом, поэтому можно смело сказать, что повторная ринопластика является частью моего любимого дела. Более того, когда ко мне приходит пациент со сложным носом, желание взяться за него и исправить дефект существенно возрастает. Это намного сложнее и потому намного интереснее первичной пластики. Устраняя неприятные последствия предыдущего хирургического вмешательства, я хорошо понимаю, насколько конкретный пациент нуждается в моей помощи. Иногда такие люди плачут от счастья, убеждаюсь, что все мучения и неудобства остались позади. Я искренне радуюсь за каждого из них. Моя задача состоит не только в техническом исправлении дефектов, но и в улучшения качества жизни конкретных людей.

Корр.: Вы считаете, что внешнее преображение посредством коррекции носа может повлечь за собой другие положительные изменения?

Светлана Пшонкина: Боюсь, что я потрачу слишком много Вашего времени, если начну рассказывать истории своих пациентов. Когда человек обретает свободу от комплексов, он становится способным на все. Нет ничего удивительного в том, что уверенные в себе люди могут достигать больших высот.

Корр.: Сейчас за окнами хоть и не очень жаркое, но все же лето. Можно ли в этот период делать пластику носа?

Светлана Пшонкина: Разумеется. Сезон отпусков, солнце, витамины, хорошее настроение — организм работает на все 100%, поэтому реабилитация проходит легче и быстрее. Если планируется операция, нет необходимости дожидаться осени. Многие мои пациенты сделали ринопластику летом и остались довольны результатом. Немало людей уже записались на ближайшие месяцы. Так что летний отпуск — это не для меня. Работы предостаточно.

Корр.: Можно ли сочетать операцию по коррекции носа с другими видами пластики? С какими именно?

Светлана Пшонкина: Да, ринопластику можно успешно сочетать со всеми видами коррекции груди, с пластикой живота (мини, классической или эндоскопической), с малыми операциями на лице. Решение о том, целесообразно ли проводить сразу несколько хирургических вмешательств, принимается в индивидуальном порядке.

Корр.: Если бы Вы нуждались в коррекции носа, как подошли бы к выбору врача?

Светлана Пшонкина: Для меня огромное значение имеет опыт. Поверьте на слово, ринопластика — не та операция, тонкости которой можно освоить за пару лет. Лично я и сейчас продолжаю развиваться, совершенствовать свое мастерство. Чтобы стать профессионалом, иногда нужно совершить не одну ошибку. Но пациент заинтересован в достижении желаемого результата с первой попытки, поэтому его задача — не стать ошибкой дилетанта.

Маргарита Привольная