Гайк Бабаян

Доверяйте только тем, кто этого действительно заслуживает
Понедельник, 28 августа 2017 года

Сегодня пластическая хирургия развита настолько, что изменить внешность может едва ли не любой желающий. Казалось бы, и хирурги, и пациенты от этого только выигрывают: первые хорошо зарабатывают, вторые — избавляются от комплексов, улучшают качество жизни. Но не все так просто. Чем доступнее операции — тем сложнее понять, кому они действительно показаны, и полностью оправдать ожидания. Чем активнее рекламируются врачи — тем меньше шансов наткнуться на настоящие отзывы об их работе. В результате, обе стороны по-своему рискуют: кто-то репутацией, а кто-то — здоровьем. О неадекватных пациентах и черном пиаре порталу My-surgeon.ru рассказал именитый пластический хирург Гайк Павлович Бабаян.

Корр.: Не секрет, что достаточным основанием для проведения эстетической операции является желание пациента. Но какой должна быть реакция врача, если это желание противоречит общепринятым представлениям о красоте?

Гайк Бабаян: В подобной ситуации огромное значение имеет психологический статус мужчины или женщины. Хирург должен уметь распознать, что перед ним сидит человек, который сам не понимает, о чем просит. Такое поведение может быть обусловлено наличием внутренних проблем жизненного, личностного характера. Опытный специалист всегда найдет подходящие слова для отказа.

Корр.: Как это происходит на практике? Ведь нельзя же сказать: «Здравствуйте, у вас не с носом, а с головой проблемы, пройдите в соседний кабинет — там психолог принимает»…

Хирург должен уметь распознать, что перед ним сидит человек, который сам не понимает, о чем просит

Гайк Бабаян: Приведу пример из собственной практики. Пришел ко мне как-то спортсмен, намеренный сделать ринопластику. После осмотра я ему сказал, что никакой патологии нет, и визуально нос гармонирует с другими чертами лица. Как выяснилось в ходе дальнейшего разговора, именно «нормальность» и не устраивала пациента. Мужчина хотел, чтобы после операции нос выглядел как после перелома — якобы, этого требует профессия. Пришлось деликатно объяснять, что я как медик обязан стараться сделать искалеченные, травмированные анатомические структуры ровными и правильными, а не наоборот.

Корр.: Но ведь есть такие люди, которых очень сложно переубедить. Как Вы общаетесь с ними?

Гайк Бабаян: Сразу скажу, что жесткий диалог исключен. Ни в коем случае нельзя поддаваться на провокации. Какой бы неадекватный человек передо мной ни сидел, я стараюсь сохранять спокойствие и высказываться максимально сдержанно. Но так реагируют далеко не все мои коллеги. Неоднократно слышал от пациенток истории подобные этой: «Я пришла к пластическому хирургу с целью увеличить грудь, а он мне сказал, что сначала нужно прическу сменить, ногти в порядок привести, и только потом уже обращаться за коррекцией внешности». На мой взгляд, врач не должен опускаться до панибратства, оскорблений и грубых слов.

Корр.: Почему? Вы опасаетесь, что клиент может уйти к конкуренту?

Гайк Бабаян: Нет, это вопрос медицинской этики. Пациентов у меня много, поэтому пренебрегать принципами ради заработка не приходится. Более того, есть такие люди, которые через время возвращаются со словами: «Спасибо, что не дали мне совершить ошибку. Я действительно хочу сделать операцию, но сейчас, когда эмоциональное состояние нормализовалось, предпочтение сильно изменились». Такие пациенты и знакомым советуют: «Идите к этому хирургу, ему можно доверять — он просто так ничего не сделает, только если есть показания».

Корр.: Пока мы говорили о мужчинах и женщинах, которые в принципе адекватны, но изъявляют желание прибегнуть к услугам пластического хирурга в сложное для себя время. Однако есть и другая категория «опасных» пациентов — люди, страдающие дисморфофобией. Как проявляется данное расстройство?

Гайк Бабаян: Пластические операции помогают обрести уверенность в себе, но только не в этом случае. Людям с дисморфофобией подобные вмешательства строго противопоказаны. Их главная отличительная черта — патологическая фиксация внимания на физическом недостатке, чаще всего несуществующем. Дисморфофобии подвержены подростки и взрослые женщины. Первых, как правило, беспокоит горбинка на носу, оттопыренность ушей, лишний вес. Вторые, зачастую, недовольны фигурой, формой бюста, длиной ног. Что касается взрослых мужчин, у них подобное отклонение практически не встречается. Пациенты с дисморфофобией не способны адекватно оценивать свою внешность, поэтому результат работы хирурга их точно не удовлетворит, каким бы он ни был.

Корр.: Выходит, чтобы «отсеивать» пациентов с отклонениями и не подвергать свою репутацию угрозе, хирург должен быть еще и психологом?

Гайк Бабаян: Даже не имея психологического образования, хороший врач приобретает навыки общения с самыми разными людьми, интуитивно вступает в личностный контакт и может самостоятельно определить нездорового пациента. Наблюдение — древнейший психологический метод — помогает выявить «скрытую мотивацию» по поведению.

Корр.: Мы с Вами уже немного затронули тему конкуренции. Давайте поговорим о ней подробнее. Есть ли способ подорвать авторитет известного пластического хирурга?

К сожалению, некоторые врачи пытаются очернять коллег посредством соответствующего пиара

Гайк Бабаян:К сожалению, некоторые врачи пытаются очернять коллег посредством соответствующего пиара. Для этого активно используется Интернет. Человек одновременно заказывает положительные отзывы о себе и отрицательные — о специалисте, который, очевидно, обоснованно пользуется большей популярностью среди пациентов.

Люди заходят на форум и думают, что там публикуют реальные истории. В действительности — это работа профессиональных рекламщиков. Так как пластическая хирургия является одной из самых прибыльных отраслей частной медицины и при этом доход каждого конкретного врача напрямую зависит от его репутации, между конкурентами нередко разгораются настоящие SMM-войны.

Корр.: Как ни стать жертвой черного пиара? Что для этого делаете Вы?

Гайк Бабаян: Я часто оперирую известных личностей, поэтому результаты моей работы у всех на виду. Полагаю, лучшая стратегия — это открытость. Что касается пациентов, для них черный пиар представляет куда большую опасность. Доверившись заказным отзывам, можно попасть на хирургический стол непрофессионала.

Корр.: Как отличить настоящего бывшего пациента от виртуального персонажа?

Гайк Бабаян: В действительности это не так уж и сложно. Во-первых, не стоит верить чересчур страшным историям, опубликованным единожды и без фотографий, а также любым негативным сообщениям «одноразовых» пользователей. Если вас заинтересовал какой-либо отзыв — пообщайтесь с тем, кто его оставил. Человек, не делавший операцию, не сможет без проблем назвать дату ее проведения, перечислить анализы, которые ему пришлось сдать, описать, как выглядят палаты. Он обязательно замешкается, отвечая на вопрос, насколько далеко от метро расположена клиника. Также стоит иметь в виду, что черные пиарщики любят ссылаться на подруг, сестер, знакомых и прочих третьих лиц, поскольку преподнесенную таким образом информацию невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Будьте внимательными — не бойтесь становиться красивее, но доверяйте только тем, кто этого действительно заслуживает!

Алиса Дзержинская