Гайк Бабаян

Исправлять ошибки других хирургов всегда сложно
Пятница, 6 октября 2017 года
Пластический хирург Гайк Бабаян

Популярность пластической хирургии непрерывно растет во многом благодаря тому, что специалисты, работающие в данной сфере, ежедневно исполняют желания своих пациентов. Но о чем думают и мечтают сами врачи — это мало кому известно. О себе и своих профессиональных принципах корреспондентам портала My-surgeon.ru  рассказал именитый доктор Гайк Бабаян.

Корр.: Гайк Павлович, здравствуйте! Давайте начнем с самого начала: почему Вы решили стать врачом?

Гайк Бабаян: Мне всегда была интересна эта профессия. Более того, к ней с большим уважением относился отец, да и другие члены нашей семьи. Родные очень хотели, чтобы я стал медиком. Старался оправдать их надежды и со временем понял следующее: моя работа действительно стоит того, чтобы посвятить ей всю жизнь.

Корр.: Как вышло так, что из всех областей медицины Вы выбрали пластическую хирургию?

Гайк Бабаян: Когда я заканчивал учебу в вузе, и должен был определяться со специализацией, пластическая хирургия еще не была такой популярной, как сегодня. На мой выбор отчасти повлияли события, происшедшие в Армении в 1988 году. В результате сильного землетрясения с лица земли исчез город Спитак. Было много погибших, и еще столько же тех, кому требовалась оперативная помощь. Медики спасали людей от смерти, возвращали искалеченных к полноценной жизни. Тогда из столицы России прилетела бригада опытных врачей, среди которых были и специалисты в области реконструктивной хирургии. Так мне удалось поработать с профессионалами высочайшего уровня — посмотреть, как они в ходе операции буквально по крупицам заново собирали лица и тела жертв землетрясения. В такой ситуации каждое действие должно быть выполнено с ювелирной точностью. Врач берет на себя огромную ответственность, но невозможно описать словами, какую радость испытываешь, когда собственными руками возвращаешь человеку его внешность.

Невозможно описать словами, какую радость испытываешь, когда собственными руками возвращаешь человеку его внешность

Корр.: Приходится ли Вам сейчас делать реконструктивные операции?

Гайк Бабаян: Моими пациентами часто становятся люди, нуждающиеся в повторном хирургическом вмешательстве — их даже больше, чем тех, кто делает пластику впервые. Исправлять ошибки других врачей всегда сложно. Неоднократно ко мне за помощью обращались мужчины и женщины, впавшие в отчаяние после нескольких неудачно проведенных ринопластик. Каждое последующее вмешательство только усугубляло ситуацию, и потому всем этим пациентам было психологически тяжело довериться новому доктору. Более того, большинство моих коллег отвечали им отказом: никто не хотел брать на себя ответственность, поскольку риск очередной неудачи очень велик. Приходилось доказывать, что все поправимо, и восстанавливать заоперированные носы. К счастью, после выполненной мною ринопластики люди возвращались к жизни, начинали снова любить себя и радоваться каждому дню.

Корр.: Каких пациентов сложнее всего оперировать?

Гайк Бабаян: Своих близких. Когда на хирургическом столе чужой человек — я абсолютно спокоен. А в случае с родственника все несколько иначе. Это высшая степень доверия и высшая степень ответственности. Но и в таких ситуациях можно оставаться профессионалом — абстрагироваться и выполнять свою работу. Особенно если понимаешь, что лучше тебя никто не справится. Единственные, кто точно не пополнит число моих пациентов, — мои дети. Объяснения нет, просто чувствую, что не смогу их оперировать…

Пластический хирург Гайк Бабаян с пациенткой

Корр.: Что нужно делать врачу, чтобы пользоваться популярностью у пациентов?

Гайк Бабаян: Пластический хирург должен постоянно практиковать. Если он исправляет носы одному-двум пациентам в месяц, то первоклассным ринопластом быть не может, даже при условии, что закончил несколько вузов с отличием. Также важно оставаться порядочным человеком. Ведь к нам нередко приходят люди, желающие скорректировать несуществующие дефекты. Есть среди пациентов и те, кто, грубо говоря, сам не знает, чего хочет.

Женщины мечтают об изменениях, улучшениях, и ждут, что хирург скажет, как этого добиться. При желании их легко можно раскрутить на миллионы. Но если врач дает адекватные советы по поводу того к каким операциям можно прибегнуть, а с какими — стоит повременить, доверие к нему возрастает. Лучшая реклама — сарафанное радио.

Около 99 % пациентов приходят ко мне по рекомендации. И это неудивительно. Они видят преображение знакомого человека, слушают его рассказы об операции, реабилитационном периоде и, разумеется, хирурге. Своим глазам и ушам верят куда больше, чем отзывам на форумах.

Корр.: Как поддерживать хорошую репутацию?

Гайк Бабаян: Пластический хирург должен помнить, что его главная задача —сделать внешность пациента такой, какой тот ее хочет видеть. Конечно, иногда случается недопонимание, и результат не оправдывает ожидания. Но мастерство врача заключается в том, чтобы понять, как воплотить в реальность мечту конкретного человека с учетом его анатомических особенностей. Также прежде чем назначить дату операции хирург должен показать мужчине или женщине результаты компьютерного моделирования, помочь отделить достоверные факты от информационного мусора, почерпнутого из Интернета и околонаучной литературы. Иногда лучшее, что может сделать специалист — это вовремя остановить пациента. Так я поступаю с людьми, зависимыми от пластической хирургии. Опыт позволят безошибочно их определять.

Конечно, в запущенных случаях, когда аргументированно отговорить не получается, приходится просто отказывать, чтобы сохранить свою репутацию и доверие людей. Пациенты, болезненно недовольные своей внешностью, нуждаются не в очередной эстетической операции, а в помощи психолога.

Мастерство врача заключается в том, чтобы понять, как воплотить в реальность мечту конкретного человека с учетом его анатомических особенностей

Корр.: Какие качества присущи настоящему врачу?

Гайк Бабаян: Я считаю, что это в первую очередь честность. Поэтому всегда, когда меня спрашивают о тех или иных методиках, прямо высказываю свое мнение. Так, к примеру, не скрываю, что крайне отрицательно отношусь к инъекционной ринопластике. Причина проста — ее результат всегда неэстетичный и негармоничный. То же самое можно сказать и о нитевых подтяжках после 45 лет.

Я не против таких процедур, но надо понимать, что хирургический фейслифтинг они не заменят. Делая выбор, человек должен знать, насколько заметным и длительным будет результат в одном и в другом случае.

Корр.: Раз уж Вы настолько откровенны, может быть скажете, за что осуждаете коллег?

Гайк Бабаян: Сейчас, когда у каждого есть свой аккаунт как минимум в одной социальной сети, появилась мода на онлайн-трансляции. В прямом эфире показывают все что угодно, в том числе и хирургические вмешательства. Я убежден, что нельзя «впускать» в операционную любопытных зрителей, жаждущих крови и зрелищ. Это попросту неэтично по отношению к пациенту. Прямые эфиры должны проводится только в учебных и информативных целях в закрытых медицинских сообществах.

Корр.: Гайк Павлович, есть ли у Вас мечта?

Гайк Бабаян: Однажды я точно напишу книгу — мемуары о настоящей пластической хирургии. Очень многие врачами были еще и писателями. И неудивительно, ведь каждый из моих коллег знакомится со столькими людьми, становится свидетелем стольких историй…

Корр.: Довольны ли Вы своей жизнью?

Гайк Бабаян: Я всегда хотел быть полезным людям. Сейчас могу смело сказать, что таковым являюсь. Я делаю женщин и мужчин красивыми, помогаю им избавиться от комплексов, обрести уверенность в себе. Многие мои пациенты меняются не только внешне, но и внутренне. Иными словами, иногда пластическая операция становится началом новой счастливой жизни. А это дорогого стоит!

Алиса Дзержинская