Хавьер де Бенито

Нитевой лифтинг, эндоскопия, ботокс и филлеры стали прорывом в отрасли
Четверг, 23 ноября 2017 года
Пластический хирург Хавьер де Бенито

Имя этого специалиста сегодня известно почти каждому в эстетической медицине, ведь Хавьер де Бенито входит в список 10 лучших пластических хирургов мира. Его профессиональные достижения сделали из него живую легенду. Испанский доктор — один из первых специалистов, кто в 1982 году сделали операцию по одномоментному удалению молочной железы из-за злокачественного образования и установке имплантатов. Он первым стал применять имплантаты анатомической формы. Хавьер де Бенито является автором двух учебников по эстетической медицине, в прошлом занимал пост президента международного сообщества пластической и эстетической хирургии (ISAPS). Сегодня у испанского специалиста своя клиника, очередь на прием составляет месяцы — настолько востребован пластический хирург.

И с этим гением нам удалось побеседовать лично. Хавьер де Бенито ответил на наши вопросы о том, что предпочесть — периодические щадящие операции или единожды радикальную SMAS-подтяжку. Ещё мы поинтересовались у эксперта, так ли эффективны некоторые модные сегодня методики.

Корр.: Здравствуйте! Сегодня складывается впечатление, что косметология в отличие от пластической хирургии, развивается стремительно. Сколько я работаю бьюти-редактором, я постоянно пишу о новых методиках в косметологии, кажется, что они перепробовали чуть ли не все возможные варианты. А хирурги будто бы неизменны — режут и режут. Но ваша заслуга в том, что вы во многих областях пластической хирургии выступали первопроходцем. Как вы считаете, какие принципиальные изменения произошли в отрасли?

Хавьер де Бенито: Добрый день! Главным я считаю появление малоинвазивных эндоскопических методик. Не посчитайте за хвастовство, но в Испании я первым провёл эндоскопический лифтинг лба. Прорывной методикой стал и нитевой лифтинг. За его изобретение стоит поблагодарить вашего соотечественника Марлена Суламанидзе. Он изобрел нити АПТОС, которые и открыли отрасль с другой стороны.

Выбирать «любимый» для себя метод — это ошибка, врач должен руководствоваться мыслями о пациенте, какая техника наиболее эффективно решит его проблемы

Корр.: Марлен — это однозначно талант. Суламанидзе, по его собственным рассказам, проводил «клинические исследования» на своей жене.

Хавьер де Бенито: Конечно, жены ведь не будут с вами судиться! Нитевой лифтинг, эндоскопия, а также ботулинотерапия и филлеры изменили ситуацию в пластической хирургии. Если раньше человек приходил за омоложением, то ему однозначно делали подтяжку лица с долгим восстановлением. Сейчас же бывает достаточно двух часов и инъекций ботокса и филлеров — и человек преобразился чуть ли не мгновенно. Конечно, тут выбор метода зависит и от степени выраженности возрастных изменений.

Корр.: Нередко сталкиваюсь с докторами, не признающих нитевые и эндоскопические лифтинг. Они утверждают, что только SMAS способно решить проблемы и сохранит продолжительный результат. В то же время немало специалистов, говорящих о предпочтении малотравматичных методик, пусть даже делать их придётся чаще. А вы какого мнение придерживаетесь?

Хавьер де Бенито: По статистике, количество масштабных пластических операций по подтяжке лица уменьшилось на 65%. Сегодня мало у кого есть возможность выделить на реабилитацию 3-4 недели — людей попросту уволят с работы. Другая причина — высокая стоимость таких операций. Но подчеркну, что нет никакой определенности и уверенности в результате операций. Да, считается, что эффект от SMAS-лифтинга длится на протяжении 8 лет. Но мы не можем гарантировать это — слишком много факторов на это влияет.

Расскажу вам об эксперименте, который провели 4 именитых американских хирургов. Один предпочитает работать с агрессивными методиками, второй — приверженец щадящих. Остальные двое работают «посередине». Все они сделали операции 4 парам близнецов различными методиками и наблюдали результат в течение нескольких лет. Отслеживали состояние кожи через 1 год и 5 лет. Выяснилось, что у пациентов, перенесших «мягкие» варианты операций, имелись показания к дополнительной коррекции результатов спустя 5 лет. Изменения были небольшие, однако будем строги по отношению к условиям эксперимента. Но! У пациентов, кого омолаживали при помощи радикальных травматичных операций, также обнаружили основания для повторной коррекции, причем в паре случаев, эти изменения проявились уже через 3-4 года после первичного вмешательства, то есть даже раньше. Однако это не означает, что не надо делать масштабные операции. Скорее, результаты этого эксперимента напоминают врачам и пациентам о том, что каждый случай индивидуален и нужно разрабатывать план коррекции внешности, основываясь на конкретном случае данного пациента. В ряде случаев можно молодить при помощи малоинвазивных методик, в других невозможно улучшить состояние без большой операции.

Пластический хирург Хавьер де Бенито в операционной

Корр.: Исходя из ваших слов, я делаю вывод, что доктор должен уметь оперировать с использованием разных методик? На практике чаще выходит, что хирург выбирает наиболее близкий ему способ и в дальнейшем практикует именно его как лучший вариант.

Хавьер де Бенито: Вы всё правильно поняли. Хороший пластический хирург должен в совершенстве владеть всеми техниками — от нитевого лифтинга до SMAS-подтяжки. Выбирать «любимый» метод — это ошибка, врач должен руководствоваться мыслями о пациенте, какая техника наиболее эффективно решит его проблемы.

Корр.: Сегодня очень модно делать липофилинг, липотрансфер — пересаживать жир пациента в грудь для её увеличения. Используют жировые клетки и для коррекции скул. А ещё в пересаживаемый жир добавляют тромбоциты и другие вещества для «обогащения».

Хавьер де Бенито: Сегодня нет определенности в вопросе использования стволовых клеток. Недавно проходила международная конференция, где участники так и не смогли прийти к единому мнению. Одни утверждали, что стволовые клетки «готово к употреблению», другие считали, что не всё сейчас известно и стоит подождать ещё. Добавляя в жир стволовые клетки, мы можем оценить результат их действия только через 3-5 лет, увидеть, провоцируют ли они осложнения. Поэтому доклады про стволовые клетки мне интересно слушать, но применять без достоверных гарантий — это не для меня. Кроме того, я не вижу каких-то очевидных преимуществ в пересадке жира для увеличения груди. Зачем делать липофилинг, если существуют проверенные грудные имплантаты? Один из моих близких друзей-коллег использует жир, но только при реконструкции молочных желез. Но когда вы соглашаетесь на липофилинг груди, вы должны осознавать, что обойтись одной операцией не удастся — нужно будет как минимум сделать липосакцию для забора донорского жира. Кроме того, существует определенное допустимое количество жира, которое можно извлечь и пересадить без вреда для здоровья. Ну и не забывайте, что приживается не весь жир. Думаю, липофилинг подходит в тех случаях, если женщина хочет увеличить объём груди не больше чем на полразмера.

Если рассматривать применение жира для коррекции скул… В принципе, можно, не гиалуроновая кислота тоже хорошо справляется с этой задачей. Но ведь если вы хотите колоть жир, значит, ложитесь на липосакцию. В то же время при наличии склонности к отекам, гиалуроновая кислота только усилит эффект — в таких случаях жир будет оптимальным выходом из ситуации. Поэтому заранее отрицать какие-либо методы неверно, ведь каждый пациент — это уникальный случай.

Корр.: А в вашем личном списке есть такие процедуры, которые вы считаете неэффективными?

Хавьер де Бенито: Есть, и это PRP-терапия. Я начал использовать её в 2001 году и чтобы убедиться в наличии/отсутствии положительной динамики, провел исследование. С разрешения своих пациенток вводил им инъекции в одну половину лица. И, знаете, не увидел никаких различий между левой и правой сторонами. Конечно, кратковременный результат от методики есть — но это реакция организма на травму, как если бы вы просто кололи лицо иголками. Что, кстати, не потребует от вас финансовых затрат. Поэтому PRP-терапию я в своей работе не использую совсем.

Пластический хирург Хавьер де Бенито с пациенткой

Корр.: Скажите, а сколько денег нужно в год для поддержания молодости? Для облегчения задачи, представим, что речь идет о 45-летней женщине.

Хавьер де Бенито: Хорошо, тогда представьте, что 45-летней женщине захотелось новая блузка и туфли. Она может пойти и купить их в Zara или в DolceGabbana. Та же ситуация с пластической хирургией и косметологией.

Корр.: Я понимаю, что вопрос абстрактный. Но вот давайте тогда вы приведете пример комплекса-минимума и пример максимального количества процедур?

Хавьер де Бенито: Итак, минимум. Ботулинотерапия раз в полгода, примерно тысяча евро. Инъекции филлеров — прибавьте ещё 2000 евро, плюс мезотерапия, кремы, спортзал. Если не говорить о пластической хирургии, то я бы назвал ориентировочные цифры в 7-10 000 евро. Если нужны операции — прибавьте к сумме еще столько же.

Корр.: Поскольку вы практикуете в России, Саудовской Аравии и у себя в Испании, скажите, есть ли какие-то отличия у пациенток? Или все одинаковые?

Хавьер де Бенито: Пациентки разные. Отличительной чертой российских женщин является перфекционизм. Может, это связано с тем, что в России очень много красивых женщин и тут большая конкуренция? Они не хотят стареть и приходят ко мне даже заранее. А вот испанки не спешат, в основном дотягивают до момента, когда единственным вариантом остается большая операция. Женщины Саудовской Аравии все время находятся в постоянной конкуренции из-за многоженства, операции делают очень часто. Весьма востребованы там увеличение груди, липосакция. Пациентки из Европы прикладывают максимальные усилия, чтобы никто не узнал о факте пластических операций. Первое, что они спрашивают на консультациях, насколько будет заметно, была операция или нет. А вот женщины из США очень просто относятся к эстетической хирургии, обсуждают перенесенные вмешательства за обычным разговором в кафе и не стесняются этого. Но всё это небольшие отличия. Женщины по большей части похожи. Ко мне еще не приходила хоть одна, желающая постареть.

Алиса Дзержинская