Александр Сергеев

В нашей профессии невозможно отделить теорию от практики
Пятница, 13 июля 2018 года
Пластический хирург Александр Сергеев

Часто хирургам задают вопросы о конкретных операциях, но как приходит человек в профессию пластического хирурга? О своем пути в медицине нам рассказал доктор Сергеев Александр Борисович. Специалист занимается пластической хирургией с 2001 года, и за это время не только наработал необходимые навыки и опыт, но и стал автором и соавтором нескольких научных работ. Какие операции у него любимые, есть ли разница в представлении о женской и мужской красоте по мнению доктора, читайте в интервью.

Корр.: Как вы попали в медицину? У вас были врачи в семье?

Александр Сергеев: Конкретно в моей, не было, но родственников, занятых в медицине, было и есть немало. Так, я еще 10-классником ходил на дежурства к троюродной сестре, работавшей хирургом в городской больнице.

О выборе профессии я задумался уже в 6 классе, а окончательно определился, когда заканчивал школу. Мне нравились гуманитарные предметы, хотелось помогать людям.

Корр.: Почему именно эта специализация?

В медицине врач обязан бесконечно учиться, постоянно повышать свой уровень знаний и в теории, и в практике

Александр Сергеев: Человек стремится делать то, что у него получается лучше всего. Мне всегда нравилось и получалось работать головой и руками, а это, по сути, и есть хирургия. Я чувствовал, что это моё призвание, так что колебаний, какую специальность выбрать, я не испытывал.

Корр.: Часто можно услышать, что теория и практика — это разные вещи. А как в медицине с этим?

Александр Сергеев: В нашей профессии невозможно отделить одно от другого. Если у врача нет знаний об анатомии, то как же он будет оперировать? Если не знаешь, как работают лекарственные препараты и какие процессы в организме они запускают, то так не вылечишь пациента. В медицине, будь это пластическая хирургия или другое направление, врач обязан бесконечно учиться, постоянно повышать свой уровень знаний и в теории, и в практике.

Корр.: Александр Борисович, а как так получилось, что вы стали пластическим хирургом?

Александр Сергеев: Мне хотелось развития, а для меня пластическая хирургия — это такой максимальный уровень мастерства хирурга, как я считаю. Так что я поставил перед собой цель и достиг её — теперь помогаю людям устранять несовершенства и возвращать красоту и молодость.

Корр.: Интересует ваше мнение о том, разные ли понятия о красоте у женщин и у мужчин?

Пластическая хирургия

Александр Сергеев: Вы знаете, общее понятие о том, что красиво и привлекательно, формирует культура конкретной эпохи и народности. Сами знаете, что во время Возрождения эталонами красоты представлялись полными женщинами, сейчас же больше в почете более стройные дамы. У индейцев и японцев, скандинавов тоже есть свои понятия о красоте. Но, вообще, представление о том, что красиво, а что — нет, довольно субъективно, и на это влияет не гендерная принадлежность человека, а его индивидуальность. Это очень важно — понять, каких результатов действительно хочет достичь пациент, поэтому необходимо максимально подробно и обстоятельно обсуждать этот вопрос. Иначе может получиться так, что представление о будущем результате у хирурга и у пациента совершенно разные, что чревато дальнейшими проблемами после операции.

Корр.: Хорошо. Тогда такой вопрос. В вашем личном восприятии что означает выражение «красивый человек» ?

Александр Сергеев: Для меня красота представляет собой соответствие внешних пропорций и психологического самовосприятия, когда внешнее и внутреннее самоощущение гармонируют друг с другом. Если же у пациента какие-то сложности с внешностью, например, чувствует себя на молодым, в старость берет своё, то мы, пластические хирурги, можем помочь ему в таком случае — чтобы его внутреннее и внешне самоощущение стали единым целым и не противоречили друг другу. Тогда человек становится счастливым. А все счастливые люди — они красивы.

Корр.: Скептики считают, что пластические операции вызывают зависимость. Будто после одной коррекции внешности люди приходят к хирургу вновь и вновь. Есть в этом доля правды?

Любимая операция у хирурга — это та, которая принесла удовлетворение пациенту

Александр Сергеев: Думаю, что правды тут мало. Бывают случаи, когда пациент изначально планирует подкорректировать многие детали своей внешности, поэтому делает 2-3 операции. Возможно, такие случаи стали подоплекой для высказанного вами утверждения. Зачем пациенту приходить вновь и вновь, если пластическая операция дает гарантированный результат? Избавившись от какого-либо недостатка внешности, пациент больше  не чувствует необходимость делать операции.

Корр.: Работа накладывает отпечаток на вашу жизнь? Гуляя по улице, вы не рассматриваете людей с точки зрения хирурга?

Александр Сергеев: Конечно, нет. Мозгу нужна передышка, а не бесконечная оценка внешности окружающих. Я научился разграничивать работу и свободное время.

Корр.: У вас есть операции, выполнять которые вам нравится больше всего?

Александр Сергеев: Не могу так сказать, потому что я считаю, что любимая операция у хирурга — это та, которая принесла удовлетворение пациенту, но всё-таки мне больше нравится работать с лицом, хотя за долгие годы своей практики я освоил все пластические операции. Люблю проводить подтяжку лица и шеи, блефаропластику и лифтинг лба. Также в моей практике нередко выполняю как короткорубцовые и эндоскопические, а также нитевые лифтинги, так и СМАС-лифтинг, платизмопластику. Пользуются популярностью ринопластика, коррекция молочных желез, липосакция. Липофилинг тоже проводим.

В последнее время часто работаю с пациентами, которым требуются реконструктивные операции. Например, пациентки после удаления молочных желез вследствие онкозаболевания обращаются за восстановлением груди, мужчины приходят с серьезными дефектами носа, вызванными травмами и т.д.

Маргарита Привольная