Сергей Сихарулидзе

Обычно изменения после пластической операции однозначно положительные
Понедельник, 12 ноября 2018 года
Пластический хирург Сергей Сихарулидзе

Продолжаем знакомиться со специалистами, практикующими в регионах необъятной России. Cегодня мы сумели побеседовать с пластическим хирургом из Ульяновска. Несмотря на насыщенный рабочий график, Сергей Владимирович Сихарулидзе выкроил свободное время и успел ответить на наши вопросы о предпочтениях пациентов и своем отношении к стремлению людей изменить свою внешность. На эти и другие вопросы специалист отделения реконструктивной и пластической хирургии Ульяновской областной клинической больницы отвечал с охотой и поделился некоторыми случаями из практики.

Корр.: Сергей Владимирович, здравствуйте! Спасибо, что нашли время на интервью. Первый вопрос, который, наверное, мы задаем почти всем региональным специалистам. Много ли пациентов в Ульяновской области у пластических хирургов? Согласно статистике, каждый второй недоволен определенными чертами лица или внешним видом своего тела, но ведь не все идут за профессиональной помощью эстетического хирурга. А как обстоит ситуация в вашем регионе?

Сергей Сихарулидзе: Добрый день. Много или мало можно сказать только по сравнению с какими-то другими цифрами. Однозначно могу утверждать, что 80% пациентов в Ульяновской области — это женщины. Большинство из них приходит только после долгого обдумывания, нужна ли им операция на самом деле. Если проблема давно присутствует в жизни человека, мешает ему, то, конечно, они видят решение в пластической операции. И операция действительно становится таким решением, когда пациент видит успешный результат коррекции внешности. Хочу отметить, что к нам обращаются не только местные жители, но и гости из других стран, и даже иностранцы. Лично ко мне приезжали из Австралии, Германии… Вот так работает сарафанное радио, и из СМИ, конечно, тоже узнают о нас. Стоимость операций в нашем отделении доступная, что тоже является одним из немаловажных факторов, почему пациенты приходят именно к нам.

К нам обращаются не только местные жители, но и гости из других стран, и даже иностранцы. Лично ко мне приезжали из Австралии, Германии

Корр.: Доступная — это какая? Сейчас всё еще распространено мнение, что пластические операции — удовольствие не из дешевых. Вот вы можете реальные цены привести в пример?

Сергей Сихарулидзе: Безусловно, операции дешевыми не будут, поскольку это серьезная работы самого хирурга, операционной бригады, использование специального оборудования. Однако это не значит, что цены какие-то заоблачные. Допустим, если говорить о нашей клинике, но блефаропластика стоит 40 тысяч рублей. Популярное увеличение груди обойдется в среднем 170 00 рублей. Цены на липосакцию одной зоны начинаются с 8 000 рублей. Это довольно демократичные цены. Вся информация по стоимости доступна на сайте ГУЗ УОКБ, мы не делаем из этого секрета.

Корр.: А что вы думаете о пациентах, стремящихся изменить свою внешность?

Сергей Сихарулидзе: Я нормально это воспринимаю, всё-таки моя профессия — пластическая хирургия. Если ко мне обращаются за ненужной коррекцией, когда я вижу, что всё со внешностью пациента нормально, то я либо отговариваю, либо отказываю. Но если имеются очевидные показания, ясно, что у пациента проблемы из-за несовершенства внешности, то я с радостью помогаю им. Значит, людям важна своя внешность, своё здоровье.

Корр.: А были какие-то необычные пожелания от пациентов в вашей практике? А за сменой пола к вам не обращались?

Пластический хирург Сергей Сихарулидзе в операционной

Сергей Сихарулидзе: Если говорить о нестандартных операциях, то могу упомянуть один случай, когда ко мне несколько лет назад пришла супружеская пара. У них в скором времени должно было быть празднование годовщины совместной жизни, и они захотели сделать друг другу подарок, в качестве которого выступила операция по интимной пластике. Супруге сделали гименопластику — восстановление целостности девственной плевы.

Насчёт смены пола ко мне тоже обращались. Это было два случая, когда девушки хотели сменить пол на мужской. Однако у нас в области подобных сложных вмешательств не проводят, потому что смена пола — это не просто операция, там целый комплекс психологической подготовки, предоперационных мероприятий и т.д. Да и сам я тоже не хотел бы проводить подобные операции, которые настолько радикально изменят жизнь пациента.

Если ко мне обращаются за ненужной коррекцией, когда я вижу, что всё со внешностью пациента нормально, то я либо отговариваю, либо отказываю

Корр.: Тем не менее, практически любая пластическая операция — это какие-то изменения в жизни пациента…

Сергей Сихарулидзе: Вы правы, но обычно эти изменения однозначно положительные. Так, один из случаев моей практики касался девушки, у которой имелся эстетический дефект, из-за которого она испытывала психологические комплексы. С таким настроем у нее возникали проблемы в личной жизги. Потом я провел ей операцию, которая убрала этот дефект. И вот уже через год пациентка зашла ко мне поблагодарить за проведенную коррекцию, потому что благодаря ей она смогла почувствовать себя уверенно. Сейчас она замужем и ждет ребенка.

Корр.: Мы все понимаем, во всяком случае, большинство, что пластическая операция — это серьезное вмешательство в организм и жизнь человека. Если что-то пошло «не так», то исправить это будет сложно. У вас случалось такое, чтобы пациент был недоволен результатом проведенной операции и каким образом вы решали ситуацию?

Сергей Сихарулидзе: Поскольку мы всегда прикладываем максимальные усилия, то недовольных пациентов крайне мало. Тем не менее, такие случаи всё же имели место, когда действительный результат не совпадал с тем, что ожидал пациент. В итоге мы проводим корректирующую операцию.

Корр.: Сергей Владимирович, а замечали ли вы за собой что-то вроде профессиональной деформации?

Сергей Сихарулидзе: Бывает, что, когда я не нахожусь за хирургическим столом, оцениваю внешность прохожих, предполагая, что им стоит подкорректировать. Однако быстро прихожу в себя и прекращаю эти мысли, потому что и от работы стоит отдыхать.

Елена Назарова