Антон Шагаев

Увеличение груди всегда сопровождается множеством мифов
Среда, 21 ноября 2018 года
Пластический хирург Антон Шагаев

Сегодня редко какая женщина хотя бы раз в жизни не задумывалась о возможной пластической операции. Иногда даже не всерьез, но всё же примеряла на себя «будущие» формы. Немалая часть дам решаются на серьезный шаг и обращаются к хирургам в надежде обрести грудь мечты. Несмотря на большое количество информации о маммопластике, потенциальные пациентки испытывают сложности в определении, какие из сведений являются достоверными. На форумах и сайтах клиник может встречаться противоречащая друг другу информация об увеличении груди, из-за чего женщины начинают сомневаться, кому же стоит верить. Чтобы развеять все страхи и мифы, мы обратились к пластическому хирургу из Читы Шагаеву Антону Сергеевичу.

Корр.: Расскажите, когда женщине стоит обратиться за хирургическим увеличением груди?

Антон Шагаев: У пластической операции по увеличению молочных желез нет медицинских показаний как таковых, поэтому здесь главную роль играет желание женщины. Если пациентка хочет сделать грудь больше и имеет на то объективные причины, то почему бы ей не сделать операцию? При условии отсутствия противопоказаний. Причем, желание должно иметь конкретные параметры, если можно так выразиться. Бывает, что ко мне обращается женщина и спрашивает, чтобы я ей посоветовал сделать, потому что она сама не знает. Однако пациентка должна осознавать, что ей конкретно хочется от будущей операции, какой результат она видит на своем теле.

Пациентка должна осознавать, что ей конкретно хочется от будущей операции, какой результат она видит на своем теле

Пожелания из разряда «хочу такую же грудь» тоже имеют определенные ограничения, потому что каждый человек имеет свои анатомические особенности. Есть отличия в ширине и длине грудной клетки, форме молочных желез, росте. Все параметры влияют на то, каким будет результат пластической операции.

Лично я своих пациенток не настраиваю на какой-то определенный размер молочных желез, потому что главным в итоге операции является гармоничный результат. Во время маммопластики я применяю сайзеры, которые помогают определить самый подходящий объем и форму, идеально подходящие конкретной пациентке. Только после него я ставлю сам имплантат. Данный процесс происходит во время одной операции, поэтому риск допущения каких-либо ошибок крайне низок. В итоге мы получаем красивый результат и отсутствие каких-либо осложнений.

Корр.: Всегда ли можно выполнить пожелания пациенток?

Антон Шагаев: К сожалению, нет. Организм человека имеет ограничители в виде индивидуальных анатомических особенностей. Разберем на примере имплантатов. Есть круглые и анатомические, последние более дороже. Но я никогда не навязываю пациенткам какой-то определенный вид имплантатов из-за их стоимости, мои рекомендации исходят только из прогнозирования лучшего результата пластики груди. Если женщины приходит ко мне и говорит, что предпочла бы анатомический имплантат, а я после осмотра и выяснения всех необходимых параметров прихожу к выводу о том, что лучше будет смотреться и не вызовет каких-либо сложностей имплантат круглой формы, то посоветую именно последний. Я не преследую цель заработать больше, для меня главная задача — оставить пациента довольным результатом пластической операции.

Пластический хирург Антон Шагаев с пациенткой

Кроме того, если я понимаю, что риски осложнений высоки, что пластическая операция может вызвать проблемы со здоровьем, то я отказываю. Даже если желание пациентки сделать увеличение груди очень сильное, я всё равно откажу в операции, потому что задачей врача является сохранение здоровья, а не наоборот.

Корр.: Что касается имплантатов, то как раз с ними и связаны все возможные страхи, о которых часто можно прочесть на всевозможных форумах. Пишут и о качестве, и о том, что они могут не прижиться, разорваться и так далее…

Антон Шагаев: Мифов в вопросах увеличения груди достаточно, хотя, казалось бы, миллионы успешных операций давно доказали обратное. На примере клиники, где я работаю, могу сказать, что у нас есть склад имплантатов. Это только сертифицированные и безопасные имплантаты, которые прошли все необходимые испытания и получили соответствующие разрешения от надзорных ведомств. У имплантатов есть декларации соответствия и индивидуальные паспорта, так что мы предлагаем только качественную продукцию.

Я не преследую цель заработать больше, для меня главная задача — оставить пациента довольным результатом пластической операции

Модели отличаются как по форме и размерам, так и фирмой-производителем. Есть разные технологии производства, но это не влияют на их уровень качества или безопасности. Различают силиконовую и полиуретановую оболочку, разную плотность геля, который содержится в импланте и так далее. По цене они тоже отличаются, но, повторюсь, стоимость — это не главный фактор, потому что нужно ориентироваться на будущий результат, а не цены. Но при этом мы должны предложить пациентке несколько вариантов, чтобы она могла сделать свой выбор, а не навязанный хирургом.

Риск отторжения имплантата из-за воспалительного процесса можно назвать больше вымыслом, чем действительностью. Аллергическая реакция на силикон — это крайне редкий случай, 1 на миллион. Да и сами производители стараются совершенствовать свои технологии, чтобы обеспечить максимальный уровень безопасности своей продукции. В операционных, где проводится хирургическое вмешательство, также поддерживаются стерильные условия, так что мы выполняем все требования, чтобы обеспечить пациенту высший уровень безопасности. Если говорить о вероятности разрыва, то, по сути, сломать можно что угодно. Но конкретно импланты выдерживают колоссальную нагрузку и повредиться просто так не могут. Нарушение целостности имплантата может произойти только тогда, если был целенаправленный сильный удар в грудь или прокол, когда имело место серьезная механическая травма.

Корр.: А еще говорят, что имплантат прощупывается…

Антон Шагаев: На ощупь он может чувствоваться в определенных случаях и в определенных участках только самой пациенткой и доктором, осведомленным о факте операции. Если присутствует контурирование эндопротеза, то это свидетельствует о неверном подборе имплантата, так что будьте внимательны при выборе пластического хирурга. Тем не менее, обычные мужчины, которые не связаны с пластической хирургии, не поймут, что установлен имплантат.

Пластический хирург Антон Шагаев

Встречаются на консультации и вопросы о замене имплантатов. Вы знаете, современные технологии сейчас настолько высококачественны, что замена сама по себе не требуется, у имплантатов вообще пожизненная гарантия. Если даже произошли возрастные изменения, например, птоз, то обычно достаточно минимальной коррекционной маммопластики.

До сих пор распространено убеждение, что после эндопротезирования груди будет исключена возможность грудного вскармливания. Это не так. Установка имплантатов никоим образом не влияет на это, потому что травмирования млечных протоков во время операции не происходит. Нет никакой связи и между увеличением груди и раком молочных желез.

Я перечислил лишь часть заблуждений, с которыми я сталкиваюсь в своей ежедневной работе, так что консультация длится не обычные 40 минут, а доходит до 1,5 часов. Я стараюсь рассказать всё об увеличивающей маммопластике, ответить на все вопросы пациентки. Решаясь на операцию, женщина должна быть уверенной в своем решении и знать обо всех нюансах предстоящего вмешательства.

Корр.: А если женщине операция противопоказана?

Антон Шагаев: Если противопоказана, то и делать операцию нельзя. Никакое улучшение внешности не стоит жизни человека. В любом случае, для того чтобы определить, можно ли конкретному человеку делать пластику груди или нет, становится ясно после обследования, которые пациент проходит перед операцией. Лучше проводить всестороннее обследование, чтобы выявить все возможные риски. Таким образом можно будет снизить вероятность, что у пациента потом будут развиваться какие-либо осложнения.

Людмила Аксеньева
Теги: интервью