Дмитрий Шахов

Улучшение внешности положительно сказывается на психологическом здоровье человека
Суббота, 9 февраля 2019 года
Дмитрий Шахов

Статистика пластических операций по России не ограничивается только Москвой и Санкт-Петербургом. Регионы и провинции также вносят свой вклад в развитие отечественной отрасли, так что с удовольствием беседуем со специалистами из отдаленных городов страны. Сегодня мы поговорили с пластическим хирургом из Владивостока Шаховым Дмитрием Евгеньевичем. Каким был его путь в профессию, какие части тела чаще всего хотят изменить в себе жительницы Дальнего Востока и какими могут быть последствия пластический операций? Обо всем по порядку.

Корр.: Добрый день, Дмитрий Евгеньевич! Скажите, как получилось, что вы связали свою жизнь с пластической хирургией?

Дмитрий Шахов: Здравствуйте. В пластику я пришел не сразу. Сначала я думал о работе моряка, поступил в ДВВИМУ и после его окончания даже сходил в море. Но там, на практике, понял, что эта сфера меня не привлекает. А потом пришло понимание, что хочу попробовать себя в медицине. Так я стал учиться на врача, но при этом, буду откровенен, у меня не было огромного желания работать именно в больницах или поликлиниках, потому что не могу спокойно наблюдать за страданиями других людей. Моему характеру ближе тяга к прекрасному, так я ушел в эстетическую медицину.

Корр.: Тогда следующий вопрос сразу о предпочтениях жителей Владивостока. Какие части тела они чаще всего хотят в себе улучшить?

Дмитрий Шахов: Наши предпочтения не отличаются от общемировых. На первых местах стоят операции по коррекции носа и груди. Ринопластика и увеличивающая маммопластика — то, что наверняка еще нескоро покинут рейтинг самых популярных операций.

Какая бы ни была операция, эстетическая или реконструктивная, риск присутствует всегда и он неотделим от хирургии

Корр.: Можете набросать среднестатистический потрет вашего пациента?

Дмитрий Шахов: Аудитория очень разная — это и очень обеспеченные люди, и люди среднего класса и так далее. Не могу разделить их и по профессиям, потому что клиенты приходят из разных сфер деятельности. Это раньше только очень богатые люди могли позволить себе пластику, сейчас цены более доступные, в обществе так же мнение о хирургической коррекции внешности более положительное.

Корр.: А как у вас проходит подготовка пациента к пластической операции?

Дмитрий Шахов: Это стандартные этапы. Во-первых, пациент сдает все анализы, которые выявят наличие или отсутствие каких-либо противопоказаний к хирургическому вмешательству. У нас должен быть полный анамнез — операции не должны стать угрозой здоровью или жизни пациента. Большое значение имеют и причины, по которым человек обращается за помощью пластического хирурга. Если это адекватные желания, у клиента есть объективные показания, то такой кандидат вполне может стать пациентом. Особое внимание я уделяю вопросу общения, налаживания конструктивного диалога и доверия. Иногда врач и пациент могут не найти компромисса, такое тоже бывает, ведь не зря есть поговорка о том, что для каждого пациента свой врач, а для каждого врача свой пациент.

Я считаю правильным порекомендовать пациенту проконсультироваться и у других городских специалистов. По моему мнению, именно сравнение помогает человеку сделать выбор в мою пользу или же понять, что я не совсем подхожу им. Это нормальная практика.

Корр.: Как вы оцениваете риск развития возможных осложнений после эстетической операции?

Дмитрий Шахов: Какая бы ни была операция, эстетическая или реконструктивная, риск присутствует всегда и он неотделим от хирургии. Если ваш врач говорит, что пластическая операция абсолютно безопасна, то лучше у такого хирурга не оперироваться. Риск есть у каждой операции, поскольку индивидуальные особенности организма всегда могут дать какую-нибудь неадекватную реакцию на вмешательство, даже при условии, что мы прилагаем все усилия для повышения уровня безопасности операции. Если нас сравнить, допустим, с общими хирургами, то уровень ответственности у нас выше, потому общий хирург принимает на операционный стол человека с каким-либо заболеванием, а мы оперируем абсолютно здорового человека, который должен остаться таким же и после пластики.

Пластический хирург Дмитрий Шахов оперирует

Корр.: Пластические операции считаются услугами для женщин. Обращаются ли к вам мужчины?

Дмитрий Шахов: Безусловно, приходят, хоть и не так часто. Мужчины хотят сделать блефаропластику, подкорректировать нижние и верхние веки, если они мешают нормальному обзору, ухудшают зрение. Для мужчин, кстати говоря, отсутствие следов операции и рубцов имеют гораздо большее значение для женщин.

Корр.: Дмитрий Евгеньевич, еще хочется узнать ваше мнение насчет утверждения, что пластическая хирургия решает психологические проблемы пациента.

Дмитрий Шахов: Принято считать, что хирургическое улучшение внешности положительно сказывается на психологическом здоровье человека, ведь после операции он начинает нравиться сам себе, появляется уверенность в своем внешнем виде, исчезают комплексы, связанные с фигурой. Девушки после увеличения груди часто начинают носить более открытые платья, не стесняются демонстрировать декольте. После ринопластики пациенты тоже чаще делают селфи, им нравится фотографировать своё новое, более красивое лицо и это понятно.

Но если какие-то серьезные психологические патологии с принятием себя… Здесь нужно разбираться глубже, потому что, например, при дисморфофобии пластика не станет хорошим решением проблемы.

Корр.: Хирурги говорят, что в последние годы увеличилось число молодых женщин и девушек, которые хотят сделать пластику груди. Не вызовет ли имплантация груди каких-либо проблем в будущем?

Дмитрий Шахов: Абсолютно никаких, если операция выполнена грамотно и использовались высококачественные импланты. После увеличения груди вполне можно и рожать, и кормить грудью, проблем с этим нет.

Во Владивостоке на первых местах стоят операции по коррекции носа и груди

Корр.: В прошлом году очень востребованной была операция по удалению комков Биша. А во Владивостоке пациенты обращались за такой коррекцией?

Дмитрий Шахов: Да, но говорю сразу, что я выступаю против того, чтобы делать «модные» операции, когда люди стремятся делать какие-либо коррекции, исходя из опыта знаменитостей и т.д. Удаление комков Биша — операция спорная, потому что, как я считаю, может выполняться только по строгим показанием. Когда об этой коррекции просит пациентка с детской припухлостью в нижней трети лица, то бишектомию провести можно. Но когда с таким желанием обращается пациентка, имеющая треугольное лицо и впалые щеки — тут я откажу. В будущем у такой пациентки после удаления комков Биша щеки станут еще более впалые и появится так называемый эффект скелетизации, что будет смотреться крайне непривлекательно.

Корр.: Были ли в вашей практике недовольные пациенты?

Дмитрий Шахов: Куда же без них? Эта часть хирургической практики. У нас принято говорить, что нет недовольных пациентов только у того, кто не оперирует. В любом случае мы всегда стараемся решить все ситуации без каких-либо конфликтов. Обычно пациенты жалуются на то, что у них, например, растянулся рубец — корректирующую операции мы делаем по минимальной цене или вовсе бесплатно.

Корр.: Скажите, а к вам приезжают оперироваться из других городов или стран?

Дмитрий Шахов: Если говорить о России, то обычно это все жители Дальнего Востока. Из других регионов пока не приезжали. Но иностранцы бывали. В клинику обращались граждане Китая, Новой Зеландии, Канады, Австралии, но все русскоговорящие.

Елена Назарова

Комментарии