Павел Куприн

Об особенностях и ограничениях липосакции и липофилинга
Понедельник, 18 марта 2019 года
Пластический хирург  Павел Куприн

Желающие изменить контуры тела эффективно и за короткий промежуток времени предпочитают обращаться к пластическим хирургам. По их мнению, это лучший вариант для коррекции фигуры. Противники оперативного вмешательства пытаются пропагандировать полный отказ от пластической хирургии и считают, что липосакция и абдоминопластика — опасные операции. Кто из них прав и какой точки зрения лучше придерживаться тем, кто еще не решил окончательно, каким способом улучшить своё тело? Наш эксперт сегодня — Павел Евгеньевич Куприн, кандидат медицинских наук, пластический хирург, врач высшей категории, доцент кафедры пластической хирургии Государственного Медицинского Университета им. И. И. Мечникова, действительный член Общества пластической реконструктивной и эстетической хирургии.

Корр.: Добрый день! Сегодня, несмотря на развитие Интернета и доступность информации, многие люди до сих пор имею прямо противоположные мнения насчет пластических операций. Если с увеличением груди большинство дам уже почти разобрались в основных моментах, то о липофилинге все еще поступает множество вопросов, зачастую элементарных. Павел Евгеньевич, как вы можете охарактеризовать эту методику?

Павел Куприн: Жир как средство для телоконтурирующей пластики уже давно интересовал хирургов. В XX веке уже велись исследовательские работы, когда жировые клетки пациента пересаживали, но в небольшом объеме. В то время жировой материал пересаживался в виде лоскутов, целыми блоками. Сегодня эти методы давно не применяются, ведь их характеризует множество недостатков.

Сейчас применяется пересадка уже обработанного материала, очищенного и обогащенного полезными элементами. Это однородное вещество, которое, благодаря процедуре, способно равномерно распределяться. Современная технология липофилинга способна восстановить утраченные объем, подкорректировать контуры фигуры в эстетических и реконструктивных целях.

Большой объем жира удаляется только у пациентов с упругой кожей, которая не потеряла тонус

Главный плюс методики — применение собственного жира пациента, что делает невозможным риск отторжения. Да и объем приживаемого жира сейчас намного больше, чем, например, лет 20 назад. Впрочем, пересаживать «всё и сразу» тоже не стоит, чтобы не вызвать осложнения.

Корр.: Хотите сказать, есть ограничения?

Павел Куприн: Безусловно. Нельзя производить забор материала, сколько хочется пациенту, без наличия на то показаний и без учета состояния здоровья. Пытаться удалить и пересадить жировые клетки по максимуму просто-напросто опасно, ведь могут возникнуть какие-либо побочные эффекты. Все мы знаем принцип золотой середины, и именно его стоит придерживаться. Если переборщить с объемом увеличения, как это часто происходит в США при проведении липофилинга ягодиц, могут возникнуть опасные последствия. Думаю, вы слышали новости о летальных исходах американских пациентов после увеличения ягодиц жиром — в тех случаях всему виной именно стремление врача и пациента сделать всё и сразу, закачать как можно жира. По этому поводу профессиональное сообщество хирургов США даже выпустило специальную рекомендацию о допустимом объеме пересаживаемого материала.

При проведении липосакции безопасным является удаление примерно 3 литров жировых отложений. Если для получения оптимального результата необходимо больше, то внимательно изучается состояние здоровье, во многих случаях операцию делят на 2 этапа. Чем больше жира удаляется из организма, тем выше опасность возникновения анемии, нарушения гомеостаза, сердечно-сосудистой системы, функции почек, печени и т. д.

Корр.: Иногда от людей, выступающих против пластической хирургии, можно услышать, что после липосакции и липофилинга будет не стройное тело, а наоборот — появятся неровности, кожа станет дряблой, сложится в складки. Они уверяют, что именно с таким телом придется жить пациенту пластического хирурга. Это правда?

Пластический хирург  Павел Куприн в операционной

Павел Куприн: Тут нужно уточнить. Во-первых, такие последствия действительно могут случиться, но только если вы оперировались у низкоквалифицированного специалиста или же нарушали режим во время реабилитации.

Во-вторых, небольшие неровности характерны для раннего послеоперационного периода, поскольку в первые дни организм реагирует на вмешательство отеками, гематомами и т. д. Но это нормально, потому что именно так происходят процессы заживления и регенерации. Большая часть отеков исчезнет уже через 2 недели. Какое-то время необходимо и для сокращения кожи, наиболее заметно это при удалении большого объема жира. Чтобы гарантировать успешный результат, пациентам необходимо обязательно носить компрессионное белье, ходить на физиотерапевтические процедуры. Отдельным пунктом стоит состояние кожи пациента — чтобы не возникло потом так называемой «гармошки», достаточно большой объем жира удаляется только у пациентов с упругой кожей, которая не потеряла тонус.

Корр.: Особенности реабилитационного периода — это понятно, всё-таки даже на рассасывание небольшого синяка требуется время. Но, а вдруг восстановительный период давно прошел, а неровности на теле всё так же присутствуют?

Павел Куприн: Во-первых, не нужно поддаваться панике. Технологии, используемые сегодня при реабилитации пациента, обычно решают эту проблему. Например, если впадинка появилась на лице, можно заполнить ее коллагенстимулирующими филлерами. Если такая же проблема на теле — повторный липофилинг также решит проблему.

Пытаться удалить и пересадить жировые клетки по максимуму просто-напросто опасно, ведь могут возникнуть побочные эффекты

С выступающими неровностями бороться тяжелее, особенно при коррекции лица. Так, в периорбитальной области могут возникнуть проблемы, если дефект вызван неправильным приживлением пересаженного жира. Так что обязательно выбирайте только квалифицированного и опытного хирурга, за плечами которого есть внушительный опыт по проведению именно липофилинга.

Корр.: Я часто сталкивалась с мнением, что липосакцию делают только те, кто ленится приложить хоть какие-то собственные усилия. Пациентов пластических хирургов винят в том, что они просто не контролируют своё питание или не следят за своим рационом. Разве такова реальная ситуация? Я думаю, такой категории людей вряд ли помогали бы пластические хирурги.

Павел Куприн: Да, действительно, подобное мнение всё еще распространено, но оно неверно. Липосакция удаляет локальные жировые избытки, а не лечит от ожирения и не является методом похудения. Наоборот, к нам часто обращаются спортивные люди, которые регулярно тренируются, но годами или месяцами не могут справиться жиром на какой-то конкретной части тела, например, на животе. Это так называемые жировые ловушки, и они по анатомическим причинам просто не уйдут без помощи хирурга.

Более того, после липосакции человек не может просто вернуться к «праздному» образу жизни. Чтобы сохранить полученный результат, красивое тело, ему придется контролировать своё питание, свой режим, чтобы вновь не набрать лишний вес. Новый «наеденный» жир не появится в местах, где была проведена липосакция, но отложится на соседних участках. Так что если для пациента важен эффект липосакции, то и после операции он не будет расслабляться — наоборот, более пристальное внимание будет уделять своему здоровью и телу.

Подобные ограничения актуальны и для липофилинга. Пересаженный жир ведет себя после приживления как родной — уменьшается при похудении, увеличивается при повышении массы тела. Пациентам нужно придерживаться стабильного веса.

Марина Городецкая

Комментарии