Михаил Крылов

Красота при правильном подходе обходится без жертв
Среда, 19 июня 2019 года
Пластический хирург Михаил Крылов

В погоне за информацией об операциях некоторые пациенты на второй план откладывают этап знакомства с хирургом. Личность специалиста, который будет оперировать, которому клиент доверит свое здоровье, внешность и жизнь, имеет большое значение, поэтому нужно тщательно выбирать кандидата. О работе пластического хирурга и собственном пути в эстетическую медицины мы расспросили санкт-петербургского специалиста, заведующий отделением пластической хирургии в центре эстетической медицины. Нашим собеседником стал Крылов Михаил Сергеевич.

Корр.: Первый вопрос у меня стандартный. Каким образом начался ваш путь в хирургию?

Михаил Крылов: С детства и в подростковом возрасте я обучался в художественной школе, потом окончил художественное училище. После школы я поступил в медицинский институт, прошёл ординатуру по общей хирургии. Учитывая весь мой «багаж» знаний, я понял, что идеальным вариантом станет объединение двух интересующих меня областей — художественную и медицинскую, что в итоге привело меня к эстетической хирургии. Эта работа действительно позволила мне реализовать свой потенциал, мне нравится улучшать жизнь людей, делать их красивее.

Корр.: У вас насыщенный график? Давно ли проводите пластические операции?

Михаил Крылов: Оперирую с 2004 года по направлению общей хирургии, а с 2011 года стал проводить только пластические операции. Сейчас не могу вам предоставить точную статистику, но зимой мы оперируем чаще. Обычно проводим по 4 коррекции в день.

Работа  пластического хирурга  позволила мне реализовать свой потенциал

Корр.: На ваш взгляд, какие качества делают пластического хирурга настоящим хирургом?

Михаил Крылов: Я полагаю, что у каждого такого специалиста должен быть эстетический вкус, эстетическое видение результата. Он должен понимать индивидуальную привлекательность каждого человека, чтобы потом помочь ему подчеркнуть эти природные черты, подобрать оптимальные операции. Ну и куда без истинного профессионализма, который достигается долгими годами практики и постоянным самосовершенствованием. Если этих «элементов» у доктора нет, то вряд ли получится назвать его настоящим пластическим хирургом.

Корр.: Иногда можно услышать, что пластическая операция — это командная работа. Так ли это в вашем понимании?

Михаил Крылов: Я не могу полностью согласиться с этим утверждением, потому что внешность улучшает лишь хирург, который в итоге и берет на себя полную ответственность за операцию. Но при этом работа анестезиологов, медсестер и ассистентов тоже важна. Лично я знаком с такими случаями, когда хирург всю жизнь оперирует с одной медсестрой, это для них очень важно и уже является некой традицией.

Корр.: Михаил Сергеевич, расскажите, что происходит у вас на первой консультации с пациентом?

Михаил Крылов: Сначала мы выясняем, какие конкретно у него «претензии» к собственной внешности. Я анализирую это и обязательно говорю пациенту, если у него есть анатомические особенности, которые могут проявиться уже под другим углом после операции — стать более привлекательными или, наоборот, акцентировать нежелательный эффект.

Пластический хирург Михаил Крылов оперирует

Корр.: Говорите «нет» пациентам?

Михаил Крылов: Приходится. Когда у пациента и у меня разная точка зрения на то, какая ему операция подойдет, то, конечно, я не буду идти у него на поводу и делать пластику, которая ухудшит его внешность. Бывали и клиенты с дисморфофобией — психической патологией, когда у пациента неадекватные запросы касательно собственной внешности, когда нормальные черты лица кажутся ему уродливыми и он желает бесконечно их «совершенствовать» при помощи пластической операции. Профессионал обязательно либо отговорит пациента от ненужного хирургического вмешательства и объяснит, почему оно нецелесообразно, или же просто откажет, если человек не внемлет никаким убеждениям.

Корр.: А есть такие люди, которым просто противопоказана пластическая операция?

Михаил Крылов: Да, эстетического рода вмешательства не проводятся пациентам, имеющим серьезные проблемы с физическим или психологическим здоровьем — та же дисморфофобия, хронические тяжелые соматические патологии и др. Беременным и кормящим женщинам пластика тоже не выполняется. Все вмешательства — только после.

Корр.: С какими неверными утверждениями вам часто приходится работать, общаясь с пациентами?

Михаил Крылов: Хочу сказать, что неверные представления о работе хирурга или пластической операции у человека складывается после просмотра телевизионных или интернет-передач, где в ярких красках разрисовывают ужасы пластической хирургии. На самом деле, осложнения или летальные случаи — это исключительные происшествия, если дело касается квалифицированных специалистов, однако современные медиа подают эту информацию как сенсацию, желая поднять себе рейтинг, и при этом они совершенно не задумываются, что таким образом дискредитируют всю отрасль, что на самом деле всё не так. В итоге у нас получается раскол пациентов — одни крайне негативно настроены по отношению к пластике, а вторые вовсе легкомысленны и считают операцию чем-то несерьезным. Оба эти варианта не соответствуют правде.

Корр.: Давайте тоже про рейтинг поговорим. Какая операция сегодня самая востребованная в мире пластики?

Михаил Крылов: Однозначно это увеличение груди.

На первой консультации мы выясняем, какие у пациента «претензии» к собственной внешности

Корр.: А какие виды коррекции внешности требует самой долгой реабилитации?

Михаил Крылов: Тут однозначный ответ не дашь, потому что большое влияние оказывают индивидуальные особенности организма пациента. Кто-то восстанавливается в считанные дни, у других реабилитация длится месяцы. Играет роль состояние здоровья, наличие/отсутствие вредных привычек, выполнение рекомендаций хирурга. Но есть одно правило: чем масштабнее операция, тем длительнее реабилитация.

Корр.: Как часто можно делать пластические операции?

Михаил Крылов: Лучше проводить операции с промежутком раз в год в одной области, потому что именно такой срок нужен на окончательное восстановление и формирование итоговых результатов после хирургического вмешательства.

Корр.: Есть крылатая фраза, что красота требует жертв. Согласны ли с такой позицией?

Михаил Крылов: Нет, я считаю, что красота при правильном подходе обходится без жертв. Чтобы улучшение внешности стало успешным, нужно тщательно подойти к вопросу выбора клиники и хирурга. Тогда не будет никаких жертв и результатом операции станет лишь красивая внешность пациента.

.

Наталья Римская

Комментарии