Павел Денищук

Неудачная пластика для журналистов — это не трагедия, а рейтинги передач
Понедельник, 18 ноября 2019 года
Пластический хирург Павел Денищук

Прожить все отмеренные нам годы красиво в духовном смысле нам недостаточно. Вплоть до седин человек хочется оставаться привлекательным, выглядеть свежо и молодо. По мере старения почти каждый из нас задумывается о пластической операции. Кто-то смело записывается на консультацию, другие опасаются переступать порог клиники, насмотревшись по телевизору программ о неудачных хирургических преображениях не то что обывателей, но и знаменитостей. В таком случае узнать, что же на самом деле представляет собой эстетическая пластика и оправданы ли страхи перед операцией, можно только у опытного пластического хирурга. Этим мы и занялись, пригласив на интервью кандидата медицинских наук, заведующего отделением хирургии клиники «АНА-КОСМО» Павла Андреевича Денищука.

Корр.: С какими запросами пациентов вы сталкиваетесь чаще всего?

Павел Денищук: Думаю, тут я вас не удивлю. На первом месте у женщин стоит увеличение груди. Затем идет ринопластика и омолаживающие операции на лице.

Корр.: А вы проводите реконструктивные операции?

Павел Денищук: Да, конечно. Восстановительные операции — довольно объемная часть моей работы. Чаще всего в реконструкции нуждается нос. Также выполняю такого рода операции на молочных железах, когда есть асимметрия или, например, синдром Поланда. Требуется восстановительная пластика и передней брюшной стенки, если есть какие-то постоперационные деформации, диастаз, грыжи и т. д.

Корр.: Иногда можно услышать мнение, что хороший пластический хирург должен отговаривать от операции. Поддерживаете ли вы эту точку зрения? Были у вас такие случаи?

Павел Денищук: Безусловно, иногда приходится отговаривать, отказывать в операции. Иногда приходят люди, которые до конца не понимают, решит ли хирургическое вмешательство их проблему. Я стараюсь доносить до пациентов эту информацию не только на консультациях, но и через Интернет-ресурсы, через свои видеоблоги. Я рассказываю, при каких показаниях стоит обращаться к хирургу, объясняю, какие тесты перед зеркалом можно провести, чтобы определить необходимость пластической операции. Важно исследовать информацию о возможных осложнениях, потому что хирургическая коррекция внешности является серьезным шагом. Пациент должен максимально обдуманно прийти к этому решению.

Восстановительные операции — довольно объемная часть моей работы

Для предотвращения или снижения рисков развития возможных осложнений нужно изучить всё о планируемой операции, выбрать подходящего квалифицированного пластического хирурга и правильно подойти к этапу предоперационной подготовки.

Корр.: Получается, за успешность операции отвечает как хирург, так и пациент?

Павел Денищук: Чтобы после операции не возникло нежелательных последствий, приложить усилия должны обе стороны — врач и пациент. Первый должен провести операцию на «отлично», а второму следует слушаться доктора и выполнять рекомендации, брать ответственность за своё решение. При правильном выборе специалиста, когда пациент верит своему хирургу, четко осознает, чего хочет добиться и его ожидания соответствуют навыкам врача — эффект от операции будет потрясающим.

Другой важный момент для пациента — реабилитационный период. В это время ткани заживают, восстанавливаются, и чтобы это шло правильным путём, нужно четко следовать рекомендациям пластического хирурга. От того, как они будут исполняться пациентом, зависит результат пластики.

Корр.: Способна ли коррекция внешности избавить пациента от каких-то психологических проблем?

Пластический хирург Павел Денищук с пациенткой

Павел Денищук: Нередко ко мне приходят женщины, рассказывают, что они чувствуют себя молодыми и активными, однако на работе их не хотят повышать или продлевать контракты, намекая на возраст. Вот мы делаем с ними омоложение лица и зачастую работодатели меняли свою точку зрения, ведь теперь сотрудник стал выглядеть моложе, да и уверенность в себе у человека повышается, что тоже влияет на принятие каких-то рабочих решений.

Бывает, что обращается женщина с плоской грудью, ей уже 35 лет, но из-за комплекса, связанного с внешностью, ей трудно создать семью. Зато после маммопластики у нее поднялась самооценка, она успешно вышла замуж.

При этом я не говорю, что после подтяжки лица или увеличения груди женщина может предотвратить развод или вернуть супруга. Тут уже проблемы другой плоскости, касающиеся взаимоотношений, а не внешности. Тем не менее, пластическая операция однозначно повысит самооценку пациентки.

Но когда приходит человек без четкой цели, какая операция и для чего ему нужна — моя работа будет неоправданной. Пациент постоянно будет недоволен какими-то деталями, ведь он и сам для себя не определил причину пластики. Вот элементарный пример подобного поведения: говоришь не курить перед операцией в течение 2-3 недель, но человек не выполняет эту рекомендацию. Что это значит? Что пациент не настолько сосредоточен на операции, чтобы слушаться профессионала, который понимает, как будет лучше.

Корр.: Раз вы затронули эту тему, то почему этот временный запрет на курение столь необходим?

Павел Денищук: От вредных привычек за 2-3 недели до операции нужно временно отказаться. Курение негативно влияет на свертываемость крови, усиливает риск кровотечения. Курящих людей отличают хрупкие сосуды, рыхлые ткани. У них больше риск возникновения послеоперационных воспалений. Всё это замедляет заживление и регенерацию тканей.

Корр.: Работаете с пациентами, у которых первая операция у ваших коллег прошла неудачно?

Павел Денищук: Да, иногда исправляем чужие ошибки. Благодаря наработанному опыту я могу исправить ситуацию, избавить пациента от последствий первичной неудачной пластики. Сразу отмечу, что повторные операции всегда сложнее и более непредсказуемые, чем первичные.

Чем моложе пациент, тем быстрее идут процессы регенерации в организме и завершается восстановление

К сожалению, всё еще есть хирурги, для которых операция заканчивается выпиской пациента из стационара. Это неправильный подход, потому что пациента нужно «вести» и после операции. Для этого в нашей клиники работает комплексная программа послеоперационной реабилитации, позволяющая облегчить восстановительный период и сократить его сроки.

Корр.: Сегодня зрители насмотрелись ток-шоу, на которые приходят пациенты, пострадавшие от некачественных операций. На экране показывают изувеченные носы, лица… Действительно ли так часто возникают осложнения после пластики?

Павел Денищук: Случаев осложнений или побочных эффектов в реальной пластической хирургии в несколько раз меньше, чем это пытаются показать по телевидению. Сегодня неудачная операция для журналистов — это не трагедия отдельно взятого человека, а их стремление поднять рейтинги программ. В любом случае, чтобы не стать героем таких программ, нужно тщательно подходить к выбору специалиста, клиники, правильно вести себя в период реабилитации.

Корр.: И как же не ошибиться при выборе хирурга? На что опираться будущим пациентам?

Павел Денищук: Узнать всю информацию о докторе нужно еще до того, как вы отправитесь к нему на консультацию. Где он учился, сколько лет проводит операции, какие сертификаты у него есть — это даст вам понимание об уровне пластического хирурга. Уделить внимание нужно и клинике. Если ей всего неделя, тогда стоит присмотреться внимательнее. Когда клиника функционирует десятки лет, здесь, очевидно, доверия больше. Советую ходить к нескольким хирургам, спрашивать их и советоваться с ними, и после этого выбрать того, который подходит вам по всем параметрам. Тогда можно будет не переживать за результат.

Пластический хирург Павел Денищук со своей книгой

Корр.: Женщины привыкли к тому, что красота требует жертв. Применимо ли это к пластической хирургии?

Павел Денищук: Если мы будем называть жертвой возможные риски операции и сложности реабилитации, тогда я соглашусь. Хотя всё равно слово «жертва» в этом контексте мне не нравится. По моему мнению, чтобы быть красивыми, достаточно ухода. И правильных рук, способных поддержать и воссоздать эту красоту при необходимости.

Корр.: Всем интересно, как долго нужно, условно говоря, отлёживаться дома, прежде чем выйти на публику после пластической операции. Возьмем, к примеру, круговую подтяжку лица. Когда можно показаться людям?

Павел Денищук: Чем моложе пациент, тем быстрее идут процессы регенерации в организме и завершается восстановление. Могу точно сказать, что уже через 10-12 дней реабилитационных процедур рассасываются синяки, так что пациент уже спокойно может возвращаться на рабочее место. В случае, если оперировалась дама старше 60-ти лет, придется подождать около 2-3 недель.

Корр.: Хотя современный наркоз все хирурги называют безопасным, всё равно есть люди, которым он не подходит. Как же в таком случае оперировать пациента?

Павел Денищук: Если есть возможность, то общую анестезию мы заменяем местной. Когда же предстоит обширная операция вроде абдоминопластики, требующая наркоз, тогда в ход идет особый ксеноновый наркоз. В развитых странах он признан наиболее безопасным.

Наталья Римская

Комментарии