Вардан Аршакян

Мы не должны ставить рекорды в операционной
Вторник, 23 ноября 2021 года
Вардан Аршакян

Классическая липосакция всегда имела строгое ограничение. Если кожа была недостаточно упругой, то при удалении избытков жира она складывалась в непривлекательную «гармошку». Сегодня радиочастотные технологии позволяют одновременно избавиться от лишнего жира и подтянуть кожу. Липомоделирование тела с помощью Body Tite захватывает мир, включая российских пациентов. Что примечательного в RF-методиках, можно ли говорить о рекордах в эстетической пластике и стоит ли бояться больших отеков после комплексной коррекции фигуры? Обо всех нюансах радиочастотного липоскульптурирования мы расспросили пластического хирурга, к.м.н, обладателя патентов и авторских методик — доктора Аршакяна Вардана Арамаисовича.

Корр.: Моделирование тела при помощи RF-технологий уже заняло четкую нишу на рынке пластической хирургии. Насколько популярна эта операция конкретно в вашей практике?

Вардан Аршакян: Мы приложили очень много усилий, чтобы популяризировать данную технологию в нашей стране. Эта методика стала очень востребованной. Радиочастотное липоскульптурирование эффективно решает поставленные задачи, поэтому количество желающих достаточно.

Корр.: Недавно супермодель 90-х Линда Евангелиста заявила, что её фигура испортилась после криолиполиза, аппаратной процедуры по удалению жира. Знаменитость утверждает, что у нее развилась парадоксальная жировая гиперплазия. А может ли что-то подобное случиться с пациентами, кто обращается за липоскульптурированием Боди Тайт?

Вардан Аршакян: Селебрити любят приковывать внимание к своему телу, особенно после какой-либо процедуры, операции или фитнес-занятий, чтобы продемонстрировать изменения. Но вопрос в другом. Что такое жировая гиперплазия, насколько она изучена, способна ли появляться после таких состояний — это еще вопрос, который нужно изучать и обсуждать.

В своей практике я придерживаюсь общемировых стандартов

Если говорить о Боди Тайт, данная технология применяется по всему миру. Методика разрушает жировую ткань при помощи высокой температуры и одновременно сокращает мягкие ткани — так называемые соединительно-тканные перегородки. Насколько жировая ткань после этого может перейти в состояние гиперплазии, мне трудно сказать, ведь она изначально уже разрушена в обработанной зоне.

Корр.: Людям какого возраста может подойти эта операция? Для кого она будет более эффективной? Может ли качество кожи пожилых пациентов, если она не очень эластичная, повлиять на результат пластики?

Вардан Аршакян: Хотя возраст является одним из существенных факторов, мы в первую очередь смотрим на состояние мягких тканей той зоны, где мы планируем коррекцию. Безусловно, чем выше тургор кожи, тем качественнее и привлекательнее результат. Чем больше нарушена эластичность, тем сильнее пострадает эстетический эффект.

Что вы подразумеваете под «пожилым пациентом»? Если речь идет о 80-90 летнем пациенте, то вряд ли будем проводить ему операцию из-за вероятных ограничений по состоянию здоровья. Но пациенты 50-60 лет у меня частенько бывают, и мы получаем великолепные результаты. Всё зависит от качества кожи и мягких тканей.

Пациентка доктора Аршакяна до и после радиочастотного скульптурирования туловища

                                                       Пациентка доктора Аршакяна до и после радиочастотного скульптурирования туловища

Корр.: Сколько литров лишнего жира можно убрать за 1 раз при липомоделировании тела? Каким был ваш «рекорд» в личной практике?

Вардан Аршакян: В своей практике я придерживаюсь общемировых стандартов, которые в первую очередь направлены на безопасность пациента. В некоторых источниках указывается 3 литра как максимум, который можно удалять за 1 раз, в других — 4 л. Я придерживаюсь золотой середины и стараюсь не переходить отметку в 3,5-4 литра за один этап. Такой подход позволяет безопасно вывести пациента из интраоперационного периода и намного быстрее пациента реабилитировать, восстановить.

Если потребуется второй этап, то пациент легко вернется в своё нормальное состояние по соматическому статусу, через 3 месяца мы сможем спокойно провести второй этап без каких-либо рисков для состояния здоровья.

Я категорически против центрифугирований

Корр.: Насколько высок риск осложнений при удалении большого объема жировых клеток? Может ли произойти жировая эмболия?

Вардан Аршакян: Общемировые стандарты, которые описаны в научных статьях, указаны не просто так. К сожалению, это горький опыт наших зарубежных коллег, которые не побоялись рассказать и тем самым предостеречь последователей этих методик от будущих возможных осложнений.

Пластическая хирургия — это не место для рекордов. Мы не должны ставить их в операционной. К примеру, сегодня я удалил 10 литров жира, а завтра постараюсь 12 л. Это может обернуться трагедией. Жировая эмболия — очень грозное состояние, которое может возникнуть, к сожалению, независимо от объема удаляемой жировой ткани.

Пластический хирург Вардан Аршакян проводит операцию

Корр.: Как проходит подготовка извлеченного жира для его последующей пересадки в другую часть тела? Некоторые зарубежные специалисты выступают против использования центрифуги, считая ее слишком травматичной. А как по-вашему?

Вардан Аршакян: Я стараюсь максимально бережно относиться к трансплантируемой жировой ткани, так как жировые клетки очень чувствительны к лишним воздействиям. Мы удаляем жировую клетку из материнской, донорской зоны — она уже находится в состоянии стресса. Любое дополнительное воздействие способно вызвать гибель клетки. Я категорически против центрифугирований. Представьте, мы клетку раскручиваем на высоких оборотах в центрифуге и стараемся удалить жидкость из этого раствора. Да, мы достигнем поставленной задачи, но клетки, прошедшие через центрифугу, получают серьезнейшую контузию.

Я придерживаюсь теории, что дополнительное центрифугирование приводит к потере большего процента жировых клеток в результате их гибели за счет дополнительной контузии. Хоть это и теория, но ее поддерживают многие мои отечественные и зарубежные коллеги.

Корр.: Судя по фото «до и после», ваши пациенты предпочитают комплексное скульптурирование, то есть коррекцию сразу нескольких зон. Не будут ли отеки чересчур сильными при таком масштабе работы? Может ли вообще пациент самостоятельно передвигаться в первые дни, если ему обработали почти половину тела? В каком положении можно спать, если одновременно делали липосакцию и на животе, и на спине?

Вардан Аршакян: Контуроформирующие операции должны быть с комплексным подходом — это позволяет решать поставленные задачи по созданию нового силуэта с максимальной результативностью. В послеоперационном периоде у такого пациента, конечно, отеков будет намного больше, если мы будем сравнивать его с человеком, которому сделали небольшую зону 10×10 см под местной анестезией. Но если мы будем придерживаться безопасных объемов, безопасного времени, которое тратится на операцию, то реабилитационный период проходит максимально гладко.

Сделать операцию — недостаточно, это всего лишь 30% для достижения результата. Очень важный этап — восстановление. Это первый месяц, когда мы активно работаем с пациентом, его отеками, чтобы их можно было контролировать и правильно выводить. Это и есть комплексный подход к оперативному вмешательству. Только в таком случае мы можем говорить о максимально красивом, эстетическом и, самое главное, безопасном результате.

Корр.: В каком положении можно спать, если одновременно делали липосакцию и на животе, и на спине?

Вардан Аршакян: Я рекомендую спать на спине первые 2 недели, уже потом мы расширяем вариации в зависимости от самочувствия человека. Пациент встаёт на ноги сразу после операции через 2 часа, он может спокойно ходить. Мы придерживаемся принципов ранней активизации пациентов, таким образом обеспечивая профилактику тромбоэмболических нюансов, которые могут возникнуть при длительной иммобилизации пациента. Ранняя активизация, ранняя выписка, правильный подход к реабилитации в постоперационном периоде позволяет решать большинство вопросов максимально положительно.

Пациентка доктора Аршакяна до и после радиочастотного скульптурирования туловища

Пациентка доктора Аршакяна до и после радиочастотного скульптурирования туловища на аппарате BodyTite. Прооперированные области: живот, бока, надъягодичная зона и спина. Результат представлен через 2 месяца после операции

Корр.: Есть ли однозначные противопоказания, когда пациенту будет отказано в радиочастотной пластике? Для кого из людей такая операция будет опасной?

Вардан Аршакян: Да, это пациенты, у которых имплантирован искусственный водитель ритма сердца. Это абсолютное противопоказание, так как радиочастотный ток просто выключит кардиостимулятор.

Корр.: Можно ли при помощи RF-скульптурирования области живота заменить абдоминопластику, если, например, женщина категорически против разрезов и рубцов?

Вардан Аршакян: Как только я начал применять технологию в своей практике, мой процент абдоминопластик снизился во много раз.

Я практически перестал выполнять этот вид операции, если для этого нет показаний, с которыми не справится радиочастотная энергия. Это расхождение прямых мышц живота, дряблая кожа, множественные растяжки. Но даже с двумя последними состояниями мы начали работать. Мы сначала подготавливаем кожу при помощи другой технологии, называемой Морфеус. Возвращаем тургор, удаляем эту дряблость, и затем работаем снова с помощью Боди Тайт. Это позволяет исключить большую классическую абдоминопластику, перевести ее в мини-коррекцию без переноса пупочного комплекса. Поэтому на сегодняшний день я могу сказать, что данная методика зачастую способна заменить подтяжку живота.

Записаться на консультацию к пластическому хирургу Вардану Аршакяну можно по телефону: +7 (499) 99-309-88.

Наталья Римская

Комментарии