Максим Нестеренко

Пластика лица — это ваш выбор!
Пятница, 23 марта 2018 года
Максим Нестеренко

Решившись на ряд процедур по омоложению лица, тела или же коррекции каких-либо дефектов, любой из нас начинает искать информацию о различных процедурах, их эффектах, противопоказаниях и клиниках, в которых они проводятся. Безусловно, это полезно. Однако мало кто задумывается о том, как важно найти грамотного специалиста, который, обладая широкими знаниями в этой сфере, сможет подобрать методики, идеально подходящие именно для вас как по медицинским показаниям, так и по желаемому эффекту. О том, какие новинки в области эстетической медицины появились за последнее время, как найти «своего» врача и в каком возрасте стоит обращаться за помощью к специалисту, мы спросили у пластического хирурга Максима Нестеренко.

Я специализируюсь на операциях по изменению формы и контуров носа, век, лица, груди, живота

Корр.: Максим Леонидович, начнем с простого вопроса: как давно вы практикуете?

Максим Нестеренко: Общей хирургией занимаюсь с 2005 года. В тот год я окончил лечебный факультет РГМУ имени Пирогова, в быту второй мед, и потом попал в ординатуру по общей хирургии в научно-исследовательский институт имени Склифосовского. Можно сказать, что именно там на дежурстве в психосоматическом отделении я накладывал свои первые швы. Ночью к нам часто поступали пациенты с резаными ранами на руках и не только. Мы возвращали их к жизни.

За два года ординатуры в институте Склифосовского мне довелось ассистировать на различных полостных операциях, там было много ножевых и огнестрельных ранений. Как в любой профессии, в хирургии есть различные направления. В то время мне захотелось узнать больше о возможностях восстановительной хирургии лица. Зачастую это плановые операции. Речь шла о пересадке кожи после серьезных ожогов, полном и частичном восстановлении лица. Это не банальная грыжа, а более сложные и вместе с этим увлекательные задачи для меня как специалиста.

Корр.: Сколько же из этого времени вы посвятили пластической хирургии, эстетической медицине?

Максим Нестеренко: В 2008 году мне посчастливилось познакомиться с отцами-основателями школы челюстно-лицевой хирургии России, практикующими на базе небезызвестного Института Стоматологии и Челюстно-Лицевой Хирургии. Я ассистировал ведущим пластическим хирургам, профессорам, докторам медицинских наук: Людмиле Арсеньевне Брусовой и Александру Ивановичу Неробееву. Именно от них я узнал о многих тонкостях пластической хирургии. Одновременно с этим я проходил курсы по инъекционным методикам и филлерам.

Максим Нестеренко. До и после пластики век

Потом я начал работать самостоятельно — сочетал в своей практике классические пластические операции и инъекционные процедуры. Если говорить именно о пластической хирургии, то я специализируюсь на операциях по изменению формы и контуров носа, век, лица, груди, живота.

Круговую подтяжку лица можно сделать и в 45, и в 65 лет — выбор за вами

Корр.: Правда ли, что практически каждая вторая девушка в России прибегает к инъекциям Botox. И насколько, на ваш взгляд, популярно в нашей стране безоперационное омоложение?

Максим Нестеренко: Во-первых, стоит учесть, что помимо препарата Botox есть и другие не менее известные и эффективные средства с использованием ботулинического токсина, к примеру, Dysport. Также это могут быть инъекции на основе гиалуроновой кислоты. Если говорить о популярности безоперационного омоложения, то пока в нашей стране речь идет примерно о каждой третьей девушке, а не о каждой второй.

Человек переходит из одного возрастного периода в другой. До 30 лет мы можем поддерживать кожу за счет различных кремов, но позже они теряют свою эффективность, приходит время для инъекционных методик. К 35-40 годам кожа требует аппаратных процедур. Таким образом, мы снижаем возраст, при котором может потребоваться операционное вмешательство. Сегодня это около 50-60 лет. Круговую подтяжку лица можно сделать и в 45, и в 65 лет — выбор за вами. Готовы ли вы поддерживать свою кожу после 30 и тем самым дать ей еще 20-30 лет молодости без операционного вмешательства? Все зависит от вас.

Корр.: Получается, секрет молодости в довольно простой схеме: инъекции, лазер, скальпель?

Максим Нестеренко: Если бы все было так просто, врачи не учились бы на протяжении всей своей жизни. Для каждой процедуры есть свои показания. У каждого пациента есть свои особенности. К примеру, инъекции препаратом Botox рекомендуются лишь при наличии морщин на лице, без мимики. А такая операция как блефаропластика может проводиться и в молодом возрасте, когда имеются только грыжевые мешки под глазами, только она производится через коньюнктиву глаза. Плюс возможны различные серьезные аллергические реакции, которые учитывает специалист.

Кроме того, порой пациент хочет воздержаться от операционного вмешательства и моя задача предложить ему менее травмирующие процедуры с максимальным эффектом. Естественно, чем больше различных методик знает врач, тем более профессиональную помощь он может оказать пациенту.

Корр.: Каждый год на рынке появляются все новые виды медицинских услуг. Что вы можете рассказать о последних веяниях в сфере эстетической медицины?

Максим Нестеренко: Из последнего, это применение эндоскопической техники при подтяжке средней и верхней зон лица. Такая методика позволяет достичь продолжительного эффекта, в отличие от других устаревших способов подтяжки лица.

Корр.: Находясь в поиске решения эстетических проблем, как мне понять, какая процедура мне необходима?

Максим Нестеренко

Максим Нестеренко: Изначально вы сами для себя должны определить, какой недостаток вас не устраивает в себе. Если вас беспокоят мешки под глазами, вы должны искать не процедуру или клинику, а именно доктора, которому сможете довериться. Именно врач подберет для вас самый оптимальный вариант для достижения желаемого результата. Не стоит ориентироваться на клинику, так как зачастую медицинские учреждения заинтересованы в проведении той или иной операции по ряду коммерческих причин. Вам необходим специалист, который скоординирует вас, исходя из своих знаний и опыта, а не в соответствие с тем, каким оборудованием располагает медучреждение.

Никто кроме вашего врача не сможет более правильно подобрать вам нужный препарат или имплантат

Корр.: Раз уж речь зашла о медучреждениях, как вы полагаете, где операция пройдет более гладко — в государственной или частной клинике?

Максим Нестеренко: Сама по себе операция будет проведена на высоком уровне в любом из учреждений. Все зависит от квалификации и опыта хирурга. В государственных клиниках много хороших специалистов. Другое дело — послеоперационный уход и восстановление. В частном медучреждении персонал мотивирован на окружение пациента максимальным комфортом. Для пластического хирурга важно знать, что пациента встретят с улыбкой и что пока пациент находится в палате после операции, сестра выполнит его просьбу в течение нескольких минут, а не через несколько часов. Все ведь знают, что сегодня госучреждения испытывают острую нехватку среднего медицинского персонала, а это отражается на качестве обслуживания.

Корр.: Сколько времени уходит на восстановление после операции?

Максим Нестеренко: Здесь не может быть однозначного ответа. Все зависит от объема работ. Если пациенту проводилась операция на веках, то швы снимаются уже на 3-5 день после хирургического вмешательства, а на следующий день после операции он может покинуть клинику. В 80-90% случаях люди выходят на работу через 7-10 дней. Незначительные синяки, которые могут остаться, легко маскируются тональным кремом. Обычно после выписки требуется несколько перевязок. Если у кого-либо из пациентов в процессе восстановления возникают вопросы, они всегда могут связаться со мной по мобильному телефону и обсудить свое состояние.

Корр.: Какие материалы вы используйте для имплантации и инъекций?

При увеличении молочных желез я использую имплантаты Natrelle производства компании Allergan

Максим Нестеренко: Как и многие специалисты со своей частной практикой, я предпочитаю проверенные имплантаты и препараты лучших компаний, хорошо зарекомендовавших себя на рынке. Так, при увеличении молочных желез я использую имплантаты Natrelle производства компании Allergan. При этом у пациента есть возможность самостоятельно выбрать препарат для инъекции и протезирования. На рынке множество материалов, и они сильно отличаются по качеству и цене. Постоянно появляются новинки, но я, как специалист, опасаюсь экспериментировать на своих пациентах, вводя в них потенциально опасные вещества. Остерегаюсь материалов, которые еще не зарекомендовали себя в длительном использовании другими хирургами. Состояние пациента на совести доктора, так что выбор, с какими материалами работать, следует оставить за специалистом. Никто кроме вашего врача не сможет более правильно подобрать вам нужный препарат или имплантат.

Корр.: Как вы полагаете, какие качества характеризуют пластического хирурга как профессионала своего дела?

Максим Нестеренко: Первое и главное качество любого хорошего врача — внимательность. Внимательность к пожеланиям пациента, его физическому и эмоциональному состоянию. Индивидуальный подход к каждому тоже важен. При этом превыше всего для нас старый добрый постулат — не навреди.

И, конечно же, постоянное стремление развиваться, повышать свою квалификацию и профессионализм. Хирурги обязаны каждые пять лет подтверждать свои знания. Более того, никто не отменял необходимость получения новых навыков и изучения новых методик. Чтобы идти в ногу со временем, я постоянно участвую в различных научных конференциях в Москве, каждые полгода я выезжаю за рубеж на обучение новым методикам и техникам оперирования, применяемым в эстетической медицине.

Вы можете записаться на консультацию к пластическому хирургу М.Л. Нестеренко по телефону: +7 (495) 649-98-86

Мария Шварцберг

Комментарии